Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Либералы против свободы

15.03.2013, 10:52

Семен Новопрудский о вредном разделении на «мы» и «они»

Россия активно строит новый «железный занавес», очередную стену от мира. Пока не на государственной границе, а в головах граждан. На наших глазах происходит закрытие «русской жизни» — в кавычках и без.

Делает это власть, чьи дети и капиталы давно уже по ту сторону воображаемой, но от того не менее для будущего России опасной стены. Задача продвинутой части общества, разумного меньшинства — противостоять погружению страны в эту логику «осажденной крепости». Свобода передвижения по миру и ощущение, что мы часть этого глобального мира, а не обитатели гигантского закрытого военного городка, — залог невозможности превращения России в новое по-настоящему тоталитарное государство.

Увы, глупая, а не только завистливая (в духе знаменитых строчек Дмитрия Кедрина «у поэтов есть такой обычай — в круг сойдясь, оплевывать друг друга») реакция нашей либеральной интеллигенции на демарш живущего в Швейцарии писателя Михаила Шишкина, отказавшегося представлять Россию на книжной ярмарке в США, попытки ограничить иностранные командировки депутатов Госдумы, кампания по национализации элиты — признаки того, что Россия стоит перед угрозой новой самоизоляции. То есть рискует утратить едва ли не главное пока не обнуленное достижение горбачевской и ельцинской эпох, всех последних трех десятилетий нашей вечно возвращающейся на круги своя истории — слом идеологической и ментальной стены, отделявшей советскую Россию от мира.

Проблема в том, что для большинства россиян это вообще не достижение. Они даже не понимают, о чем речь. Поскольку как жили безвыездно в своем закрытом от внешнего мира пространстве, так и живут.

По данным на начало прошлого года — более свежих я не нашел, но они явно изменились не принципиально, 79% россиян никогда не были за границей. Заграничные паспорта есть только у 17% населения.

Но свобода передвижения, как и всякая другая гражданская свобода, важна независимо от шансов ее реализации конкретным человеком. Она должна существовать просто как гарантированная возможность. И совсем беда, когда против свободы начинают работать те, для кого автономия человека от государства — не пустой звук. Беда, когда не только госчиновники, не только журналисты на подпевках власти из казенных СМИ, но вполне демократически настроенные российские писатели начинают обвинять Шишкина в том, что он, благополучный гражданин Швейцарии, готовящийся переехать в США к своей новой американской жене, своим демаршем дискредитирует российскую оппозицию. Мол, тем самым Шишкин выставляет живущих здесь и соглашающихся ехать на книжную ярмарку пособниками режима. Хотя Шишкин в своем открытом письме всего лишь сказал о российской власти примерно то же самое, что говорят и пишут эти российские писатели.

Но нет, наша либеральная интеллигенция сама начинает вводить это выгодное для всех, кто желает России превращения в отстойник мировой цивилизации, подленькое разделение на «мы» и «они».

«Мы», живущие «здесь», имеем право критиковать свою (почему, спрашивается, «свою», если вы за нее не голосовали) власть. А «они», жирующие «там», не имеют права ругать эту нашу власть.

Мол, оставьте нам монополию на радение за судьбы Родины, раз променяли наши березки и осинки на роскошные швейцарские отели.

Вообще это и есть приговор России похлеще шишкинского — считать жизнь в своей стране и проявления публичного несогласия с властью подвигом. Потому что свобода мысли должна быть нормой, а не доблестью. Как и возможность для частного человека жить там, где он может и хочет. К слову, сам Шишкин, считающий русскую литературу прежде всего формой укрытия свободного сознания от вечной российской казенной полицейщины, а уж потом собственно творчеством, задает очень правильную оптику восприятия нашей сегодняшней реальности. Литература в России не может бесконечно играть роль политического убежища. Рано или поздно здесь важно наконец завести такую жизнь, от которой не надо будет эмигрировать в великий и могучий русский язык или в другие страны ради умственного или физического самосохранения. «Гражданин хороший» должен уступить место настоящим хорошим гражданам.

Для России лучше, чтобы депутаты Госдумы, губернаторы, министры имели собственность в Майами, чтобы об этом знало общество, а власть не считала любых своих реальных политических оппонентов «агентами госдепа». И уж точно в любой не страдающей политической паранойей стране современного мира не должно быть никакого разделения на «мы» и «они». Информационные потоки, бизнес, наука давно трансграничны. Попытки строить политическую стену между Россией и миром напоминают логику строителя Великой китайской стены императора Цинь Шихуанди, полагавшего, что эта стена оградит его от прихода смерти.

Критически важно оставить тем почти 20% россиян, которые уже ездили за границу, и тем почти 80%, кто не делал этого, возможность быть частью мира.

Чтобы Россия не оказалась на задворках мировой цивилизации, куда так отчаянно стремится. Поэтому хотя бы сознательным противникам нынешней власти надо делать все возможное, чтобы Россия не закрывалась от мира. Чтобы мы больше никогда не считали выходцев из России «чужими» или «предателями», как это было в советские времена.