Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Теория эволюции

11.01.2013, 10:44

Семен Новопрудский об изменениях без революций

В 2013 году перед Россией стоит, как выразился бы Ильич, архиважная политическая задача — сменить власть и курс мирно, без новой революции. Сделать это крайне трудно, почти невозможно, но пытаться все равно надо.

Почему именно в 2013-м, отчего такая срочность? Потому что, как показывает поведение власти после президентских выборов, чем быстрее, тем лучше для клинической картины состояния России — иначе страна окончательно тронется умом. Жерар Депардье станет министром культуры Мордовии, у президента вырастет настоящий клюв на месте бутафорского (белые крылья за спиной ему и так приделывает официальная пропаганда), а депутаты Госдумы вместе со Следственным комитетом позаботятся о резком увеличении количества детей-сирот, которых нельзя будет усыновлять без партбилета «Единой России».

Почему без революции? Потому что надо раз и навсегда закончить с национальной российской забавой топить в крови несомненно отвратительное настоящее ради еще более ужасающего будущего. Причем обязательно вместе со страной, чтобы в этой рукотворной ментальной, социальной и политической выжженной пустыне пытаться завести какое-нибудь новое царство невиданной справедливости. В этом смысле опять актуальны замечательные рассуждения великого российского философа Мераба Мамардашвили о том, что беззаконие неизбежно порождает беззаконие, насилие — другое насилие, а борьба с очевидным злом методами зла — новое зло.

Эволюционная смена власти стала бы едва ли не главным подарком многострадальной России в 2013 году. Но возможность эволюционных перемен, увы, выглядит маловероятной.

Очевидное все более варварское наступление «контрреволюции» против не начавшейся революции почти исключает мирные перемены в нормальную сторону — превращение России в демократическое государство со сменяемой и вменяемой властью. Градус агрессии и отчаяния в обществе растет, а форм цивилизованного выхода этих настроений практически не существует. Мастурбация в социальных сетях секса не заменяет. Альтернатива эволюционной смене власти при таком раскладе — кровавая баня реакции или революции. Рядовым гражданам ни в том ни в другом случае мало не покажется.

Между тем объективный запрос на эволюцию в российском обществе существует. Она выгодна как ответственной части несистемной оппозиции (системную не берем, она просто часть режима), так и разумным представителям власти. Оппозиционерам она открывает шанс показать свои положительные отличия от власти в честной политической борьбе. Чиновничество и олигархат в случае новых больших потрясений рискуют не уцелеть физически. Причем им даже не обязательно становиться жертвой революции. В России госаппарат в моменты слома старой системы или, наоборот, очередного наступления реакции (как сейчас) всегда оказывается меж двух огней: чиновников практически любого калибра запросто могут репрессировать держащиеся за власть старые хозяева и наказать после насильственной смены режима в стране новые.

Главная опасность такого варианта эволюции — превращение назревших и перезревших реформ в банальный заговор, верхушечный дворцовый переворот, коими тоже богата отечественная история. Проблема ведь не в том, чтобы у России наконец появился новый президент, а чтобы он появился демократическим путем и проводил принципиально иную политику.

Как ни грустно, но историческая миссия способной заглянуть дальше собственного кошелька или хотя бы задуматься о сохранности нажитого «непосильным трудом» части власти, уцелевших и новых олигархов состоит лишь в том, чтобы сыграть свою роль в приближении главного внешнего атрибута эволюционной смены власти — досрочных президентских выборов.

У несистемной оппозиции есть только одна возможность приблизить такие выборы извне — выдвигать их проведение в качестве основного, если не единственного политического лозунга уличных акций. И не питать наивных надежд, что нынешняя власть вдруг отменит «закон Димы Яковлева», перестанет ловить «иностранных агентов», согласится распустить бездумную Думу или дозволит честные выборы хотя бы на муниципальном уровне. К тому же никакие победы оппозиции на выборах районного и городского масштаба в нынешних условиях по существу ничего изменить не могут. А представители властной корпорации могут воспользоваться своим историческим шансом и, со своей стороны, начать готовить досрочные президентские выборы изнутри — попытаться убедить нынешнего главу государства в необходимости пойти на такой шаг.

Разговоры о том, что такой поворот событий подорвет стабильность политической конструкции в стране, беспочвенны. Она и так уже подорвана: животный инстинкт самосохранения привел к тому, что сама власть начала крушить эту конструкцию, разрывать писаные и неписаные договоренности, все более активно и нелепо вторгаться в частную жизнь граждан.

А главное, режим персоналистской диктатуры категорически неэффективен, когда рейтинг главной персоны необратимо идет вниз на фоне нарастающей усталости от ее правления даже у главных бенефициаров эпохи путинизма и очевидного отсутствия у страны каких-либо перспектив при нынешней траектории развития.

Без политической эволюции Россия рискует оказаться тупиковой ветвью эволюции совсем в другом, сугубо биологическом смысле. Или уже оказалась?