Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Неуловимая линия партии

05.08.2011, 11:38

Прохоровцам все равно придется озвучивать какие-то популистские лозунги, чтобы попасть в Думу

Казус Бориса Надеждина, которого то ли исключат, то ли не исключат из «Правого дела» за публично провозглашенный лозунг «Подмосковье — русская земля!», а также за прием в партию пацанов с короткими стрижками, очень показателен. Господин (гражданин? товарищ?) Надеждин невольно обозначил главную причину, по которой создать кремлевский симулякр либеральной партии намного сложнее, чем социалистической («Справедливая Россия») или националистической (ЛДПР, «Родина»). У настоящих либералов нет и не может быть популистских лозунгов. Поэтому ненастоящим приходится заимствовать чужие.

Надеждин заставил лидера «Правого дела» Михаила Прохорова впервые с момента запуска этого его сомнительного политического бизнеса высказать сколько-нибудь внятную позицию по одному из ключевых для страны вопросов. «Заявляю предельно категорично: людей, разделяющих националистические взгляды, в нашей партии нет и не будет. А что касается Бориса Надеждина, то если это его личная осознанная позиция, то ему не место в партии», – написал Прохоров в своем блоге. Вполне внятно обозначил позицию партии и ее пресс-секретарь Алексей Уразов: «Вопрос национализма является принципиальным для партии, а данное высказывание господина Надеждина находится за пределами ее принципов».

Надеждин стал неуклюже оправдываться: «Лидеру партии доложили, что я взял в партию фашистов и скинхедов. Я сказал Прохорову, что я либерал и не собираюсь делать «Россию для русских». Но от желания сделать русской землей Подмосковье не отказался. При этом он выразил уверенность, что из партии его не исключат. Такой человек действительно может пригодиться такой партии. Сначала он был одним из тех, кто безропотно принял санкционированный властью роспуск СПС, а затем активно приветствовал приход в совершенно мертвое «Правое дело» Михаила Прохорова. Точно как в известном анекдоте советских времен про КПСС: «Колебались ли вы при проведении в жизнь линии партии?» – «Колебался вместе с линией». Но

проблема отсутствия у «Правого дела», как искусственной и карманной либеральной партии, каких бы то ни было собственных внятных лозунгов и идей, той самой «партийной линии», не пришла с Надеждиным и не уйдет с ним.

Прохоровцам все равно придется использовать какие-то популистские лозунги, чтобы попасть в Думу. Или становиться на истинно либеральные позиции, что вряд ли входит в условия негласного политического пакта с властью. Нельзя же идти в российскую Думу с единственным лозунгом 60-часовой рабочей недели. Истинные либералы — всегда наименее популистская политическая сила. В российских условиях честная партия праволиберального толка (каковой «Правое дело» пока не является уже в силу своего инкубаторского кремлевского происхождения) обязана публично выступать против национализма во всех проявлениях. Она обязана быть в непримиримой постоянной оппозиции к Путину лично и к «Единой России» (а не как товарищ Миронов, который был за Путина, но против партии, которую тот возглавляет). Она обязана категорически добиваться пересмотра всех дел ЮКОСа, а также наказания ответственных за фабрикацию этих дел и аферистическое завладение активами разгромленной нефтяной компании. Она обязана настаивать на появлении в стране честных выборов (притом что сама едва ли сможет попасть в ближайший созыв Госдумы без подтасовок) и на радикальной либерализации порядка создания партий. Она обязана настаивать на изменении порядка работы, а возможно, и формы собственности главных общенациональных телеканалов — на демонтаже нынешней пропагандистской машины, которая сейчас работает на раскрутку самого Прохорова и его партии.

Думать, будто личное состояние Михаила Прохорова дает ему карт-бланш на истинный либерализм, — большое заблуждение. Он прекрасно понимает, что, при сохранении в стране нынешнего порядка вещей, в любой момент может повторить судьбу Ходорковского или Березовского.

С другой стороны, быть так называемой конструктивной или системной либеральной оппозицией нынешнему режиму гораздо сложнее, чем делать то же самое на левом (социалистическом) или ультраправом (националистическом фланге). Потому что своими действиями или обещаниями власть часто потакает именно левым и националистам, но заподозрить ее в приверженности некоему либеральному курсу могут совсем уж искаженные мозги. Обычно за либерализм российской власти почему-то пытаются выдать ее желание ограничивать расходы. На самом деле усилия в этом направлении министра финансов Кудрина с лихвой компенсируются отраслевыми лоббистами и гигантскими проектами вроде саммитов, Олимпиады в Сочи и чемпионатов мира, которых Россия набрала великое множество и продолжает набирать. Политическая система в стране, экономические порядки, роль правоохранительных органов не имеют ничего общего с либеральными представлениями. С другой стороны,

Прохоров пока нигде и не говорил, что «Правое дело» станет партией полноценного либерализма.

Зато четко обозначил ее политический потолок — второе место на выборах. Любая нормальная партия должна мечтать исключительно о первом.