Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Поле следующей битвы

29.11.2012, 11:02

Предстоящие четыре года станут временем поиска Америкой своего места в мире

Рейтинг ста мыслителей мира, ежегодно публикуемый журналом Foreign Policy, неизменно вызывает вопросы относительно критериев отбора, да и вообще того, что составители вкладывают в понятие «мыслитель». Судя по нынешнему списку, речь просто идет о наиболее броских околополитических событиях года. Участникам авторы изобретательно приписывают концептуальную составляющую, которая якобы имеется в их действиях. Аргументация обычно более интересна, чем сами «номинанты» и их ранжирование. Временами рейтинг познавателен, поскольку дает представление об интеллектуальных тенденциях. Так, в этом году он отражает спектр представлений об американской внешней политике и вообще месте США в мире.

Победа Барака Обамы на президентских выборах продемонстрировала, что у республиканцев не нашлось убедительной альтернативы первому чернокожему президенту — ни в личностном плане, ни идеологически.

Многие указывают на общий кризис Республиканской партии. Она мечется между попытками сохранить традиционную респектабельность и солидность, с одной стороны, и стремлением охватить наиболее консервативную и при этом радикализующуюся часть общества — с другой.

Но есть и объективная проблема: Америка находится на распутье, и направление дальнейшего движения непонятно. В результате звучит набор привычных лозунгов, но внятной стратегии за ними не просматривается.

Во внешнеполитической части кампании накал казался высоким, но кандидаты спорили о частностях, не предлагая ни новых идей, ни перспективного видения. При Обаме Америка все больше полагается на чистое реагирование, что не типично для страны, которая всегда гордилась тем, что знает, куда идти, и готова вести за собой остальных. Составители «рейтинга мыслителей» вольно или невольно хотят понять, откуда может появиться новая путеводная идея.

Наиболее любопытные фигуранты списка — бывший вице-президент США Дик Чейни (которого аттестуют как самого влиятельного вице в истории страны) и его дочь Лиз, сотрудник госдепартамента при Буше (номер 38). Авторы отмечают их вклад в «поддержание пламени неоконсерватизма». Чейни настаивает на том, что кругом враги, террористическая опасность не снижается, Америка должна продолжать, по сути, имперскую политику, распространяя присутствие и влияние по всему миру, дабы обеспечить собственную безопасность. По мнению Чейни, Соединенные Штаты утрачивают способность убеждать союзников в своей надежности и вселять ужас во врагов, чтобы это вернуть, нужны решительные и беспощадные действия. Пепел жертв 11 сентября должен продолжать стучать в сердцах американцев, вдохновляя на наступательную политику.

Другая крайность — сенатор Рэнд Пол (номер 71). Он однопартиец Чейни, а политическим взлетом обязан успеху «Движения чаепития» — крайне консервативного течения среди республиканцев, появившегося в 2009 году в качестве реакции на приход Барака Обамы. Рэнд Пол — сын конгрессмена Рона Пола, который до последнего боролся против Митта Ромни за выдвижение кандидатом в президенты на последних выборах, выступая под лозунгами либертарианства и изоляционизма. Рэнд продолжает линию отца, призывая Америку «вернуться домой». В противоположность неоконсерваторам, которые обильно присутствовали в команде Ромни, отец и сын Пол призывают свернуть международную активность, прекратить вмешиваться в чужие дела и провоцировать ненависть к США бесконечными войнами, резко сократить расходы и заняться внутренним экономическим оздоровлением. Как признают авторы рейтинга, «многие американцы начинают с этим соглашаться». (Еще один участник рейтинга под восьмым номером — несостоявшийся вице-президент при Ромни Пол Райан, фискальный фундаменталист, по многим вопросам готов солидаризироваться с Рэндом Полом, хотя и не посягает публично на военные расходы.) Примечательно, что и семья Чейни, и семья Пол при диаметральности взглядов — убежденные и страстные республиканцы.

Еще одно семейство с идеями — Хиллари и Билл Клинтон (номер три).

Президентство Клинтона в 1990-е годы представляется сегодня многим как внешнеполитическое Эльдорадо, триумф идей либерального интервенционизма. Они сочетали в себе гарантии силового превосходства Америки с идеалами прекрасного нового мира, который преимущество в военной силе помогало построить.

СССР уже низвергнут, «Аль-Каида» еще не нанесла главный удар. Будущее выглядит светлым. И хотя с тех пор все изменилось, Хиллари Клинтон на посту госсекретаря, по сути, возрождала контуры политики своего мужа. Клинтон и Обама как будто поменялись местами по сравнению с тем, как обозреватели представляли себе их роль в начале демократической администрации. Барак Обама оказался осторожным прагматиком, склонным к реалистическим оценкам международных процессов, а Хиллари Клинтон вносила в американскую дипломатию идеалистическую либеральную составляющую, куда больше президента говоря о правах человека и демократии.

Сам Барак Обама, естественно, тоже присутствует в рейтинге (номер 7), и его отмечают за то, что он предложил новый вариант американского глобального присутствия.

Обама осторожен и прекрасно понимает, насколько изменился мир, его внешняя политика лишена яркости и блеска, но вполне эффективна, поскольку исходит из того, что ни одну из нынешних проблем невозможно решить полностью, 30—40 процентов результата — уже успех. Это революционно для американской политической культуры, которая не рефлексивна и очень деятельна по своей сути

и полагает, что для любой ситуации обязательно есть решение, его только нужно найти.

Противоположность Обаме — другой чернокожий политик Кондолиза Райс (номер 39), госсекретарь во время второго срока Джорджа Буша. Провалы той республиканской администрации, которая уходила на фоне глубокой депрессии в обществе, забыты или списаны на упомянутого выше Дика Чейни (с ним Райс находилась в постоянном конфликте). Конди страстно призывает к активной роли Америки в мире, поскольку не сомневается, что только это и движет исторический прогресс. Самое отвратительное для нее — придуманное Обамой «лидерство из-за кулис», осторожное манипулирование, которое было применено в Ливии. Райс уверена, что Америка должна демонстрировать всем свою способность вести за собой.

В списке Foreign Policy два видных комментатора внешней политики: стойкий приверженец геополитического подхода Роберт Каплан (номер 82) и неоконсервативный публицист Роберт Кейган (номер 50). Первый, как и положено геополитику, выводит всю стратегию из географии: горы, равнины и океаны определяют возможное и необходимое, и никакой идеологии. Второй, как пишут авторы рейтинга, сумел примирить всех — от идеалистов до гиперреалистов, от либералов до консерваторов, выпустив новую книгу с очередным доказательством того, что Америка — уникальная и незаменимая держава. С этим в Соединенных Штатах не спорит практически никто вне зависимости от взглядов и предпочтений.

Следующие четыре года — второй срок Барака Обамы — будут временем поиска Америкой своего нового места в мире, и публикация в Foreign Policy наглядно представляет идейный ландшафт, на котором эти поиски будут происходить. Выборы-2016 обещают стать важно вехой, и их итог определит дальнейшее направление. Кстати, среди претендентов могут оказаться и фигуранты рейтинга — Кондолиза Райс, Хиллари Клинтон, Рэнд Пол и Пол Райан.