Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Олег Дерипаска и Рамзан Кадыров

07.12.2007, 13:45

Пока телевизор, газеты и интернет перемывали косточки выборам в Думу, в России произошло событие, которое в США было б на первых страницах газет, и которое имеет куда больше значения для будущего страны, нежели количество голосов, выделенных «Единой России», и даже нежели чем аресты Сторчака и Бульбова. Я имею в виду фактический закат империи Владимира Потанина и поглощение ее восходящей империей «Русала».
Суть произошедшего очень проста: Олег Дерипаска выкупил долю Михаила Прохорова в «Норникеле», и, вероятно, получит на следующем собрании акционеров пять мест в совете директоров компании. Владимир Потанин останется с четырьмя местами в совете директоров. Что это означает для контроля над компанией в России, понять нетрудно. Олег Дерипаска станет хозяином империи с возможной капитализацией в районе $100 млрд, а Владимир Потанин – что ж, г-н Потанин окажется очень богатым человеком. (Все-таки сейчас не начало 90-х, и миноритария не отправляют мести улицу: иногда ему даже выплачивают дивиденды).
Интересно, что все случившееся – следствие политики самого Потанина. Именно он затеял развод с Михаилом Прохоровым, и философия этого развода казалась очень проста: доля Прохорова стоит $16 млрд, выкупить ее практически некому, поэтому, пока идут переговоры о выкупе, старший партнер будет ей управлять. Ну, грубо говоря: что мое, то мое, а что твое – давай я поуправляю.
Это абсолютно беспроигрышный метод дележки активов с оттесненным от управления партнером обратился против самого Потанина, когда на долю Прохорова нашелся покупатель. Потому что ирония судьбы заключалась в том, что Потанин не смог найти на обрушившихся мировых финансовых рынках деньги на выкуп, а «Русал» эти деньги нашел.
Потому что Потанину в самом худшем случае потребовалось бы не $16 млрд, а все 40 млрд, - ведь Потанин, становясь единоличным владельцем контрольного пакета акций, был обязан предложить всем оставшимся акционерам выкупить у них акции по той цене, которую он заплатил Прохорову. А «Русалу» понадобилось значительно меньше $16 млрд, потому что часть доли Прохорова будет оплачена не деньгами, а акциями «Русала». (К тому же Потанину, де-факто лично владеющему своей долей «Норникеля», куда тяжелее занять деньги под свои акции, чем Дерипаске – под обеспечение в виде финансовых потоков, генерируемых «Русалом»).
Что самое замечательное во всей этой истории? Во-первых, то, что несмотря на воззрения всяких полубезумных людей типа Шварцмана и наличие шестисот тысяч силовиков, которые «ни х… не делают, а денег хотят», в России все еще действуют нормальные рыночные механизмы. Да, договорившись с Прохоровым, Дерипаска сходил в Кремль и получил «добро» на сделку. Да, Владимир Потанин был не обрадован появлением такого акционера, как Олег Дерипаска, и тоже пошел в Кремль.
Но там, где говорили миллиарды, и где разбирались два человека, одинаково верных Кремлю, Кремль молчал. И вот получилось, что Владимир Потанин пожал плоды своей политики последних лет, а это была политика максимального компромисса по отношению к власти. Считается, что еще до ареста Ходорковского Потанин первый из олигархов заверил президента Путина в своей совершенной покорности и даже предложил отдать компанию, если попросят. На что получил милостивое: «ну, поуправляй пока». В течение последних лет позиция Потанина была исключительно глухая оборона. Потанин только оборонялся, только продавал и только терял: и вот, когда настала пора выкупать главный актив, у него не осталось других активов, под залог которых можно было б перекредитоваться на Западе.
Олег Дерипаска продолжал наступать. Объекты его атак (такие, как Захар Смушкин или Шалва Бреус), бежали в Кремль. Иные его операции были на грани фола. Дерипаска осторожно попытался прощупать, нельзя ли купить кусочки ЮКОСа. Дерипаска купил «Русснефть», согласовав покупку с первым человеком в Кремле, но не согласовав с тем, кого нельзя назвать первым – но нельзя назвать и вторым.
Со стороны могло показаться, что в ситуации, когда любая агрессия олигарха может обернуться ответным ударом Кремля (или нажаловавшейся в Кремле жертвы), такая политика может привести Олега Дерипаску в Краснокаменск или хотя бы в Лондон. Однако именно он оказался победителем. Дело в том, что Олег Дерипаска – один из немногих людей в России, который понял очень простую вещь. В нынешней России, так же как и в начале 90-х, возможна совершенно безграничная экспансия. Власти нет. Победителей не судят, надо только не забыть, съев особенно большой кусок, спеть для Владимира Владимировича. Отчего ж не спеть? Даже и станцевать можно.
Есть еще только два человека, которые в полной мере поняли этот закон и пользуются им вовсю для безграничной экспансии. Это Игорь Сечин и Рамзан Кадыров.
Все остальные ведут себя, как Потанин. Они пытаются заслужить благосклонность государства, которого не существует, и кончат тем, что потеряют все.