Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Третья сигнальная система

08.12.2010, 09:18

Элита мучается вопросом, на кого из дуумвиров поставить. Сурков пытается посылать ей сигналы

Можно считать случайным совпадение во времени интервью Петра Авена «The Financial Times», где он обратил внимание на принципиальное сходство проблем экономики позднего СССР и путинской России, и интервью Владислава Суркова главному редактору журнала «Однако» Михаилу Леонтьеву о том, что «у нас есть глава государства, который мыслит «большими категориями». Не говоря уже о недвусмысленно сформулированной самим президентом в интервью польским СМИ конструкции, согласно которой экономическая модернизация зависит от политической, и наоборот. А можно считать это совпадение неслучайным.

Разумеется, не в конспирологическом смысле, мол, собрались Авен, Сурков и Медведев, ушли в ночное, взяли в сельпо бутылку «журавлей» и горсть ирисок, разожгли костер у Москвы-реки в районе Рублево-Успенского шоссе и давай роли делить: кто что говорит, чтобы модернизацию двинуть в массы, президента – опять в президенты, а Путина мягко оставить за бортом. Так не бывает. Скорее,

произошедшее говорит, с одной стороны, о настроениях элиты и ее готовности уже вслух намекать на свое недовольство старшим акционером корпорации «Россия», с другой, о том, что эти самые элиты мучительно ищут способ угадать, кто станет первым лицом в 2012 году, и при этом остаться целыми.

А целыми можно остаться, только если точно угадаешь «карту». А не то так равноприблизят, что лучше бы равноудалили… Но если уж «великий и ужасный» комбинатор, он же первый замглавы администрации президента, аккуратно начинает ставить на Медведева – это серьезный сигнал. Только непонятно кому – олигархам, управленческой элите или Путину?

Интервью Суркова было похоже на недостающие фрагменты президентского послания, которое многие сочли излишне прагматизированным. «Генералы всегда готовятся к прошлой войне. И в этом проблема. Мы должны готовиться к будущей войне. Если понимать шире, то на самом деле – к будущему миру». Отчасти это напоминает известное своей туманностью пояснение бухгалтера Берлаги из Ильфа и Петрова: «Я это сделал не в интересах истины, а в интересах правды». Но по большому счету так ведь оно и есть. Мир стремительно удаляется от России, именно путинской России, среднестатистическим жителям которой кажется, что все хорошо и ничего трогать не надо, а развал милиции, армии и репродуцирование в разных уголках страны синдрома станицы Кущевской как-нибудь сами рассосутся.

Если под войной понимать конкуренцию, а под миром – новый миропорядок, с новыми лидерами или с новым качеством старых лидеров, то, в общем, ровно в этом и состоит вызов России XXI века.

(Впрочем, однажды в интервью была упомянута реальная война – российско-грузинская, она же маленькая победоносная: «Мы победили в войне, быстрой, но настоящей».)

Дальше – больше. Сурков пугает народ «традициями», препятствующими изменениям; готов призвать варягов – иного нет у нас пути; утверждает, что «только в интернациональной среде имеют шанс возникнуть российские «гуглы» и «сименсы»; и вообще не видит ничего страшного во вступлении России в НАТО. Можно усмотреть в этом, и, наверное, справедливо, политическую разводку. Типа той, которую Владислав Юрьевич мастерски устроил американским студентам, сидя рядом с несколько оторопевшим и неуютно чувствовавшим себя в костюмчике и галстучке Василием Якеменко, привыкшим к дыму юннатских костров и грубому палаточному быту. Но не многоопытного же Леонтьева разводил Сурков. Адресатом были те самые элиты, по малозаметным движениям политических светил пытающиеся определить, на кого же, черт побери, ставить в уже наступившем политическом сезоне 2011–2012.

А может быть, среди аудитории этого интервью и сам Дмитрий Анатольевич? И оно – этакое признание в любви: поглядите на меня, я больше не смотрящий от Путина, я член команды, и мы пойдем вместе вперед по дороге модернизации к Большим категориям и Большим проектам. Этак правда можно половину политуправленческой элиты за собой увести, что для многих может оказаться обидным фальстартом в том случае, если «папа» вдруг решит переменить место дислокации – сменить, так сказать, пейзаж в окне: вместо ветреной Краснопресненской набережной снова увидеть каток Куснировича, усеянный повизгивающими лолитами, и приветливо мигающий огнями ГУМ…

Но это, будем говорить так, подготовка к внутривидовой войне. А есть еще подготовка к политическому миру. И здесь, конечно, политическим манипуляторам из Кремля и со Старой площади придется внимательно следить за «руками» и событиями: вот Владимир Милов заявил о готовности поучаствовать в праймериз демократов в борьбе за роль единого кандидата от либеральной оппозиции, вот и Григорий Явлинский, как обратил внимание политолог Дмитрий Орешкин, стал разминаться у кромки политического поля – «он опять становится партийным лидером».

Эти процессы нуждаются в тонком регулировании, чтобы Дмитрий Анатольевич имел возможность проскочить между Сциллой Владимира Путина и Харибдой либерально настроенной части населения, поглядывающей на поляну в поисках альтернативы и Путину, и Медведеву.

Чем потом запрыгивать в последний вагон уходящего поезда, лучше возглавить процесс. Именно этим, похоже, Владислав Сурков и занимается. С немалым риском для своей политической жизни.