Кто станет новым лидером Франции

Лужков на острове Святой Елены

09.11.2010, 09:08

Страна, в которой элита эвакуирует самое дорогое — детей, точно не имеет перспектив

Россия — страна внутренней эмиграции. Граждане эмигрируют в частную жизнь, погружаются в дауншифтинг, изучают основы буддизма или просто «тупят» в телевизор, уже не различая тайных манипулятивных кодов и смыслов (тем более что смыслов там и так нет). Однако существует общественный слой, который условно, накладывая западную социальную сетку, можно было бы назвать высшим средним классом. Одна из его типичных стратегий — вывоз семьи и готовность к моментальному выводу бизнеса (если таковой имеется) за границу. Зарабатывать в России, а жить там. Не дают зарабатывать — спустя секунду оказываешься, как Чичваркин, в Лондоне.

Возможно, это непатриотично, однако весьма прагматично — с учетом вынужденного существования внутри режима силовой бюрократии. (Поблагодарим за определение Михаила Ходорковского, который оказался одним из немногих, кто не воспользовался «стратегией выхода», exit strategy, то есть эмиграцией, хотя его арест стимулировал чемоданные настроения у сверхкрупных, крупных, средних и малых предпринимателей.)

Начальники земли русской, которые после вторичной, силовой и бюрократической «приватизации» стали еще и хозяевами земли русской, прекрасно знают себя, любимых, и нравы своей тусовки. Поэтому у них все уже давно на всякий случай эвакуировано. Особенно жены, дети и счета. Главное же, понятно, дети — для них и живем. Поэтому

то, где дети учатся, где они проживают, где отдыхают, — главный критерий доверия или недоверия начальников к своей стране.

На примере Юрия Лужкова можно проследить такую классическую exit strategy. Чем ближе был плановый отход на заранее подготовленные позиции, тем милее сердцу мэра становилась Австрия. А когда потеря всех и всяческих позиций состоялась раньше срока, Лужков быстро и без проблем эвакуировал дочерей в город русской славы — Лондон. Шаг, заслуживающий всяческого внимания, ибо ему-то виднее. Зная нравы своих коллег, с которыми он много лет строил современный российский политический режим и подгонял под себя и товарищей рыночный капитализм, Юрий Михайлович счел за благо воспользоваться аварийным выходом. То есть один из творцов режима от этого же режима и сбежал.

Во всем этом есть элемент аффектации, потому что лично Лужкова и его супругу Елену никто не собирается высылать на какой-нибудь русский остров Святой Елены. Все-таки мэр — не Наполеон, хотя у него и состоялось свое Ватерлоо. И уже тем более не Ходорковский. Но, согласимся с мэром, так спокойнее. В нашей стране риски надо тщательно хеджировать…

Эвакуация детей стала способом мелкой, но колкой дискредитации Дмитрия Медведева — не от Путина же прячет дочерей Лужков, а от обидчика-президента. То есть получается, что отомстить может именно глава государства, а не какая-нибудь там антилужковская мафия. Но это, скорее, пиар-составляющая, не имеющая отношения к действительности. Главный мотив все-таки в том, что Юрий Михайлович желает своим детям добра. И потому прощай, отмытая Россия!

Российскому же народу-богоносцу, именем которого восстанавливались «стабильность» и «управляемость», но у которого нет возможности эвакуировать детей, а счет в банке не превышает цены нескольких билетов на электричку, остается жить здесь.

От персонажей с битами, Големами, созданными при попустительстве власти, руководители защищены охраной. От пробок — результата менеджемента ушедшей московской власти — феодальным правом преимущественного проезда. От крупных неприятностей — переворотов, отъема бизнеса, опалы — застрахованы методом эвакуации. Не случайно Лужков почти на рефлекторном уровне «при пожаре» эвакуировался в Австрию — просто сработала сигнальная система. Управляемые же в отличие от управляющих не защищены от активности эвакуационной элиты, для которой их страна — полигон для зарабатывания денег и разжигания костров амбиций. И не обладают стратегиями выхода. И за детей, что самое ужасное, неспокойно.

Страна, в которой элита эвакуирует самое дорогое — детей, точно не имеет перспектив. Потому что отношение к потомству — безукоризненный измеритель состояния дел в России. Пока остается желание спрятать детей за границей, обучить их за границей, оставить их за границей — можно не обращать внимания на бодрый тон новогодних поздравлений президента и показатели ВВП.

Индикатор стратегии выхода лучше других параметров сигнализирует о душевном дисбалансе — самом губительном дисбалансе из всех, включая бюджетный. Элита, которая не верит в то, что ее детям будет комфортно и интересно жить в России, подписывает приговор той самой системе, где она достигла социальных и статусных вершин. В конце концов, Рублевка и заборы закрытых жилых анклавов — это тоже не вполне Россия, а зоны эмиграции. Только надежнее эмигрировать за пределы Родины — там меньше шансов встретиться у входа в собственный офис или дом с людьми в масках и получить по голове бейсбольной битой. Там проще начать и вести бизнес (что наши граждане из числа предприимчивых с блеском и демонстрируют), а биту действительно можно увидеть, но только на большом расстоянии и во время настоящего бейсбольного матча.

А уж людям уровня и биографии Лужкова дочерей и дочерние общества и впрямь лучше содержать в западной части Лондона, чем в центре Москвы. Но бог с ним, с Лужковым, — за державу обидно…