Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Конец политкорректности

21.04.2009, 09:15

Водораздел между нациями проходит по линии «цивилизация против варварства»

«Когда вокруг одни семиты — антисемита хрен найдешь», — мог бы сказать Ахмадинеджад, глядя на покидающих зал делегатов конференции ООН по расизму, которая проходила в Женеве. Если бы, конечно, президент Ирана знал эти иронические стишки Наума Коржавина. Произошло это после того, как он предсказуемым образом выступил с трибуны форума в стилистике другого стихотворения, на этот раз Александра Галича: «Израильская, говорю, военщина/ Известна всему свету!/ Как мать, говорю, и как женщина:/ Требую их к ответу!».

Конференция, участвовать в которой заранее отказались девять стран, включая США, причем именно потому, что слово на ней собирались дать президенту Ирана, известному своей антисемитской риторикой, была обречена на скандал. И этот скандал состоялся, обнаружив то, что стыдливо прикрывается левой риторикой, политкорректной трескотней и разговорами о вреде глобализма:

в некоторых аспектах мир все-таки черно-белый. Или ты антисемит, или не антисемит. Или ты за ценности западной цивилизации (можно их называть или не называть «общечеловеческим» — суть дела от этого не меняется), или против них.

Или ты за модернизацию западного типа, с либерализацией экономики и демократизацией политики, или строишь восточную деспотию пополам с националистической империей. В одном мире к Израилю относятся с сочувствием, в другом — с ненавистью и презрением. Попытка занять срединную, дипломатически, быть может, и оправданную позицию оборачивается издевательством над здравым смыслом, историей, памятью.

Пикантным образом выступление Ахмадинеджада оказалось «приуроченным» ко дню памяти жертв холокоста, совпавшим с днем рождения Гитлера. Фон, прямо скажем, яркий и отрезвляющий. Не случайно в этой ситуации страны западной культуры выступили солидарно, либо отказавшись от участия в предсказуемом «роад-шоу» антисионизма и антисемитизма (государства от Канады до Новой Зеландии), либо публично продемонстрировав свое неприятие выступления Ахмадинеджада (Англия, Франция). В конце концов,

водораздел между нациями проходит не по линии «либерализм против кейнсианства», а по линии «цивилизация против варварства», здравый смысл и историческая правда против диких предубеждений и трагического беспамятства.

Подобного рода события приводят в чувство. Конечно, не столь эмоционально убедительно, как 11 сентября 2001 года, но, по крайней мере, возвращают нормальное измерение политическим поступкам и заявлениям: подлость выглядит подлостью, без полутонов, которые, вероятно, пытался найти президент Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц, встретившись с Ахмадинеджадом. Тем самым скромный глава вечно нейтрального государства вошел в историю. «Должны же быть какие-то пределы — даже для нейтралитета Швейцарии», — с горечью и в жанре еврейской хохмы (то есть мудрости в аутентичном значении) констатировал глава израильского государства Шимон Перес.

Отказываясь отправляться на эту конференцию, Барак Обама сослался на тональность и язык итогового документа форума, которые напомнили ему аналогичное собрание в южноафриканском Дурбане в 2001 году, когда была принята антиизраильская резолюция. Форум в Женеве был серьезным тестом для Обамы, на которого «возлагали надежды», выражаясь пафосно, противники западного мира. И тот факт, что он не поехал в Европу слушать Ахмадинеджада, стал серьезным символическим жестом.

На чьей стороне в этой ситуации Россия? Никакой реакции на выступление иранского президента от первых лиц не последовало. МИД тоже не торопился реагировать, и вчера ночью на его единой новостной ленте висело сообщение о встрече замминистра Бородавкина с послом Японии. Впрочем, чуть раньше появились, как это водится в российском форин-офисе, ответы замминистра Яковенко на вопросы вечно анонимного, но чрезвычайно любознательного субъекта. Стилистика вышинско-громыкинского МИД СССР была соблюдена капиллярно: «Актуальность конференции очевидна — сегодня в мире все еще не изжиты проявления расизма, ксенофобии и нетерпимости. Более того, эти пагубные явления приобретают новые формы и проявления буквально во всех сферах нашей жизни. Однако не все готовы это признавать и адекватно реагировать на эти новые вызовы… Кроме того, прошедшая в 2001 году в Дурбане Всемирная конференция по противодействию расизму, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости была омрачена тем, что ее покинули Израиль и США». Вот это «не все готовы» (кто-то кое-где у нас порой), не будем показывать пальцем, хотя это США и Израиль, — характерная наследственная черта российской/советской внешнеполитической риторики.

Российские представители взяли на себя труд редакторской работы над итоговым документом Женевской конференции по расизму. Филигранная работа по шлифовке формулировок — так, чтобы никого не обидеть, особенно исламские страны, — едва ли будет оценена по заслугам. Форум войдет в историю дипломатии как ее большой провал. И ничего, кроме цитат из Ахмадинеджада, от него не останется.

Российские же попытки стоять посередине и не занимать ничью сторону, пытаясь стать посредником между Западом и Востоком, пожалуй, будут квалифицированы как антизападные. Опять мы не слишком удачно выбрали время, место и тональность для своей «челночной» дипломатии и советизированной политкорректности.

И снова, как в былые годы и ином стихотворении, «над арабской мирной хатой гордо реет жид пархатый». Спасибо, что еще Россия не выступила в поддержку речи любителя перекраивать карту мира…