Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О смысле неожиданностей

09.03.2004, 18:56

На нервную фигуру Владимира Путина хотел я поглядеть на сей раз — накануне президентских выборов как не поговорить о действующем президенте? – но объявление состава правительства заставило меня слегка сменить тему.

Я довольно тщательно в последние примерно две недели следил за работой правительства – сначала ждал, кто займет место Михаила Касьянова, потом – как будет устроено новое правительство структурно и персонально.

Вывод такой: до вторничного утра прежде бывшие довольно осведомленными информаторы не имели никаких внятных сведений ни о чем. Их у меня, информаторов, не так уж мало, но единственное, чем они меня смогли порадовать, – словами, что в новом правительстве точно не будет Швыдкого ни в каком виде: его зовут так же, как Фрадкова, Михал Ефимычем, и чтобы не возникло ненужной путаницы... понимаешь?

Слухов-то было сколько угодно, один интереснее другого: министр культуры – Солженицын--Войнович--Аксенов; министр печати и телевидения – Олег Добродеев, Константин Эрнст; по налогам будет какой-то страшный человек из ФСБ, ах нет-нет, ничего страшного, все тот же Веревкин-Рахальский, который сейчас в МВД отвечает за налоговую и экономическую преступность; под шумок обещали снять Анатолия Квашнина, начальника Генерального штаба; судьба Грефа считалась печальной…

И все мои знакомцы, близкие к исполнительной власти, повторяли в отчаянии: у нас тут такой хаос, никто ничего не понимает, работа стоит, куда кто попадет – непонятно, ты сам-то чего-нибудь знаешь?

И я пересказывал им услышанное от других.

А потом спрашивал: зачем всю эту историю надо было так тщательно держать в секрете? Неужели Михаилу Фрадкову повредило бы, если бы его кандидатура появилась на публике сразу, как только в отставку был отправлен Михаил Касьянов? Риторический вопрос.

Хорошо, положим, Касьянов так разгневал Путина, что он решил его отправить в отставку не мешкая, бегом, а пока пусть Христенко на хозяйстве, он опытный и справится. Ладно, у Путина с Касьяновым могли же возникнуть личные отношения, ничего не поделаешь, бывает.

Допустим опять же, Фрадков не знал о своем назначении именно потому, что все происходило в пожарном порядке; и назначили его, допустим, потому, что он очень опытный бюрократ, готовый к любым неожиданностям.

Но с новой структурой-то правительства почему такая морока вышла? До последнего, отвечают мне сейчас в правительстве, момента утрясали это дело, персональный состав и полномочия. И никаких сведений наружу, все тайно, все бумажки на столах перевернуты

И что же получается? Что это за секрет такой от собственных граждан – структура правительства? Почему нельзя было бюллетени выпускать – как когда болел Ленин — каждый день? Эти же все люди, правительственные чиновники, живут буквально на народные деньги, так что вроде народ имеет право знать, что и кому платит.

Вообразим себе ситуацию, что в квартире идет ремонт, а хозяина не пускают. Прораб говорит, что пока ему рано, потом, когда все готово будет, покажем, а сейчас – ни-ни! Государственная тайна.

А когда открывается наконец входная дверь, выясняется, что даже электрической разводки в отремонтированной якобы квартире нету. А прораб еще и заявляет, что это все. Готово, раз и навсегда.

Владимир Путин специально это сказал: чисто технической будет процедура переутверждения правительства после президентских выборов. То есть это то самое его правительство второго срока.

А в структуре этого его правительства по сю пору отсутствует понимание того, кто будет заниматься сбором налогов. Недоделанная какая-то структура вышла.

Единственный смысл держать что-то в тайне – произвести затем неожиданный эффект на противную сторону. Путин хотел произвести неожиданный эффект, получается? А на кого? Кто у него противная сторона-то? Не понимаю совершенно.

А может быть, так: декларировался технический характер нового правительства. То есть сперва функции — потом под них министры и председатели агентств и служб. А когда стали подбирать, вышло наоборот: вот у нас Христенко очень хороший, давайте ему все отдадим, он справится. — Нет, не давайте, лучше пусть жилкомхозом занимается, ему же все равно чем, тем более все равно с Яковлевым расставаться...

Кого-то, выходит, боится президент Путин, что ли? Кто-то там на него так может повлиять, что он предпочитает держать свою работу в тайне — чтобы случайно не проступили черты этих агентов влияния. И что же — вот это и есть наш президент Путин, у которого все, от олигархов до фермеров, как утверждают средства массовой информации, все тут, в железной длани? У которого всенародная поддержка на беспрецедентом уровне? Которому все возрасты покорны?

Нет, совершенно ничего не понимаю. Вижу только, что нервничает он.