Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пиар возмездия

29.06.2006, 09:50
Наталия Геворкян

Я не поняла, как это практически должно выглядеть – «найти и уничтожить убийц российских дипломатов». ФСБ, или разведка, или ГРУ должны, видимо, поработать на чужой территории, поскольку дипломатов убили в Ираке. В стиле Моссада – искать по всему миру и отстреливать по одному? Или забрасывать спецдесант в Ирак? Или договариваться с американскими «оккупантами», по которым не прошелся только ленивый в последние дни, обмениваться информацией и устраивать совместную охоту? Ловить, как американцы ловят бен Ладена? В случае чего, если нужно, и ракетой шмальнуть?

Я не понимаю такого задания, которое дается вслух, открыто и под запись журналистов – приказ убить, даже если душой согласна, что такая кара справедлива, отданный вслух, транслированный всеми СМИ, все же выглядит странновато. А если исполнителей этого приказа поймают на территории другой страны в момент выполнения приказа? То есть если какой-нибудь хорошо подготовленный суперагент Иванов убьет террориста Х на территории Ирака, скажем, или одного из сопредельных государств, или, тем более, не сопредельных, то ему местные правоохранительные органы что, руку пожмут и скажут: «Молодец»? Или все же посадят? А он будет этим местным спецслужбам объяснять, что выполнял приказ президента Путина? Или президент Путин будет обеспечивать экстрадицию Иванова на родину, опираясь на позитивный опыт экстрадиции из Катара других агентов?

В Чечне погибло некоторое количество иностранцев. Вам не кажется, что было бы странно, если бы президенты различных стран вслух отдавали приказ: найти террористов и убить. И засылали бы в Россию своих агентов отлавливать и уничтожать конкретных исполнителей терактов в отношении своих сограждан. То есть, может быть, ФСБ сказало бы им большое человеческое спасибо. Но формально убийство есть убийство. Правовая система любой страны предусматривает наказание за убийство. Да, бывают смягчающие вину обстоятельства, не спорю. Но есть риск, что исполнителя подобного приказа поймают и он предстанет перед судом. Такой риск есть всегда.

Можно провести спецоперацию на своей территории и застрелить террориста. Что российские спецслужбы время от времени и демонстрируют. На подконтрольной международные войскам территории Ирака тоже может случится спецоперация, и убитым окажется террорист номер 2, хотя лучше бы брали живым. Есть черный список террористов, но нет призыва: найди и убей! Или я ошибаюсь? Возможно, де-факто это именно так – найди и убей, но де-юре так не может быть. Так не может быть в парадигме той цивилизации, в которой я выросла. Победила друга цивилизация?

Не потому ли, кстати, моссадовские операции возмездия абсолютно тайные? Не потому ли исполнители миссии возмездия формально не являются сотрудниками спецслужбы? Те, на кого они охотились, например, после Мюнхена, тоже были виновны в гибели людей. И, наверное, израильские лидеры были охвачены тем же праведным гневом, что и российские. Кстати, в том числе и на немцев (как россияне теперь на американцев), которые не смогли профессионально отреагировать на сложившуюся ситуацию. Россияне злы на американцев, потому что это они оккупировали Ирак, где убили наших дипломатов, и значит, это их зона ответственности. Москва, правда, всегда списывала трагические случаи с иностранцами в Чечне на террористов, а не на российские войска и тем более россиян в целом. И когда убивали наших детей в Беслане, виноваты были только террористы, как вы помните. Но у нас теперь снова в моде «американцы как вселенское зло».

Евреи рано или поздно достанут своих врагов и грохнут – это правда, подтвержденная историей, но не публичными декларациями, а тем более, публичными приказами главы государства. Некоторые из тех, кто был в черном списке после Мюнхена, жили в столицах европейских государств и там же были убиты. Но если бы исполнители операции попались, то их бы обязательно судили и, полагаю, доказать израильский след в убийствах было бы для суда крайне затруднительно. Это особого рода операции. О них потом снимают кино. Лет через 20–30.

Публичный приказ об уничтожении террористов на чужой территории – это чистый популизм. Президент прекрасно знает, что спецоперациям, особенно такого рода, публичность абсолютно противопоказана. Публично надо менять генпрокурора страны, а доставать убийц своих соотечественников, коль уж решил, хорошо бы эффективно и уж точно без пиара. Хотя бы чтобы не подставлять тех, кому придется этот приказ президента выполнять, если придется. А заодно не предупреждать об опасности тех, на кого объявлена охота. Я также надеюсь, что террористы, виновные в смерти детей и взрослых на территории России, также находятся в листе ожидания господина президента и директора ФСБ. В общем, если уж решили перепахать весь Ближний Восток в поисках Совета шуры моджахедов, то, может, на собственной территории как-то потренироваться?

Вот я пишу это и искренне понимаю, что реальность ставит меня в тупик. А что делать с заповедью «не убий»? Трактовать ее избирательно? Я знаю, что нельзя убивать. Я не знаю, можно ли убивать во имя убиенных. Я, наверное, должна внушить себе, что это война, вот такая другая война, на которую все можно списать. Только оживить никого нельзя и уберечь сложно. И у войны другие заповеди. А мне все кажется, что красота спасет мир.