Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Новокремлевская командировка

17.05.2006, 19:11
НАТАЛИЯ ГЕВОРКЯН

Александр Волошин так удивительно ушел из Кремля, что остался как бы своим для всех. И для тех, кто посадил Ходорковского, и для тех, кто не стал бы этого делать. Посадка Ходорковского – это такой водораздел между прошлой и нынешней жизнью. И Стальевич принадлежит и к той, и к другой, такой сохранный бывший глава пары администраций пары президентов. Я лично никогда не верила, что он подал в отставку из-за МБХ. Потому что из-за МБХ конкретно Волошину стоило бы подать в отставку раньше, может, тогда у Ходорковского еще оставалось бы время сделать выбор – тюрьма или лучше не тюрьма. Но тогда выбора могло бы не оказаться у Волошина, потому что его последний патрон устроен совершенно иным образом, чем его предыдущий. К тому же все равно пора было уходить и уступать место Медведеву, которого господин Путин наметил в начальники своей администрации еще до того, как был, собственно, избран президентом. Волошин нашел идеальный момент, чтобы уйти, сохранив приличные отношения с теми, кого шокировала история с Ходорковским, и одновременно не испортив отношения с патроном, потому что, уверяю вас, слова об арестованном олигархе в мотивировке его ухода не было. Иначе, как вы понимаете, никакого теплого кресла в РАО ЕЭС ему бы не видать. Волошин – свой среди своих и свой среди чужих. За это удобное положение иногда приходится платить. Нечасто, во всяком случае публично, но иногда все же приходится.

Волошин платил в Берлине, объясняя участникам российско-германского форума, что президент Путин все делает правильно. И даже то, что, возможно, кажется Западу несколько странным, непривычным и не очень демократичным – типа ситуации с правами собственности и со свободой слова, все равно правильно, потому что для стабилизации и оздоровления общественных отношений требуются время и терпение. То есть больного хорошо бы сначала вогнать в летаргический сон, помариновать так немного, за это время провести лоботомию, чтобы очистить его мозги от разной дури, а потом надо аккуратно, не спеша будить. И вот он – наш пациент, живой, здоровый в известном смысле, добрый, покладистый, не требующий ничего лишнего и совершенно довольный тем, что три раза в день ему дают есть. Страна – как пациент из «Полета над гнездом кукушки». Полетали и будет. Летали, кстати, вместе с господином Волошиным, которому это даже нравилось. Просто удивительно, что восемь лет назад он не считал, что время для свободной прессы и прав собственника не пришло, а спустя восемь лет считает, что время не пришло. Ну не парадокс ли?

Мне особенно нравятся такого рода рассуждения — мол, вы понимаете, страна еще не дозрела. При этом говорящий, как правило, считает, что вот он-то такой продвинутый, все понимает, знает про демократию, понимает прекрасно, что собственность отбирать нехорошо, а пресса должна быть свободной, но вот народ…Страна не дозрела… Я даже боюсь представить, что будет, если господин Волошин окажется теперь не прав и вдруг выяснится, что прав-то он как раз был восемь лет назад, когда считал ровно обратное тому, что считает сейчас (если судить по действиям). Вот господин Кучма вместе с господином Путиным тоже считал, что для честных выборов страна Украина не дозрела, а страна самым неожиданным образом с ними не согласилась. Таким образом, господин Ющенко пришел к власти не благодаря его «соратникам-ультранационалистам», как утверждает по просьбе Кремля господин Волошин, а потому что господин Кучма вместе с вышеозначенным Кремлем ни фига не понимали про украинский народ.

Господин Волошин или сильно поглупел с ельцинских времен, или его зависимость от Кремля значительно существеннее, чем я могла бы предположить. Я помню умного, тонкого и хитрого Волошина. Тот Волошин, которого я помню, мог бы только высмеять кондовую работу кремлевских ребят на Украине, неумные разборки на уровне вина и «Боржоми» с Грузией. Тот Волошин даже с бодуна не предположил бы, что отношение Запада к Александру Лукашенко может измениться, если между Россией и Белоруссией пробежит черная кошка. Потому что это Россия в значительной степени держит на посту Лукашенко, обеспечивая за наш счет тот уровень жизни его народа, который народу нравится, а заодно (почему бы нет?) нравится и батька. Предположения господина Волошина вообще бессмысленны, потому что Кремль обеспечивает батьке президентство не за просто так. Никакого обострения отношений с Белоруссией быть не может. Может быть выкручивание рук Лукашенко, которому предстоит сыграть еще свою роль в геополитических планах российского президента, а также его же планах на будущее. Лукашенко Кремлю кое-что должен. Как и господин Волошин, честно отрабатывавший в Берлине свою персональную пенсию. Он, знаете, как в армии или в КГБ – остался в действующем резерве.

Конечно же, Стальевича послали в Берлин из-за Чейни, который якобы наехал на Россию, хотя не сказал ну ровным счетом ничего нового, о чем не говорили бы и все нормальные люди, везде и неоднократно. Конечно же, «человек изнутри» — Волошин должен был поработать на имидж России на Западе в преддверии саммита «большой восьмерки» в середине июля в Петербурге. Как человек, уже несколько лет работающий на Западе, могу засвидетельствовать: имидж Путина в глазах Запада ничем не исправишь, он очень паршивый, но Запад работает с этим президентом — без любви и по расчету. Этот расчет у каждого свой, у Америки – один, у Европы – другой. Никакой Волошин этот имидж не исправит, и никакой Чейни не испортит его. Никакой Волошин не поспособствует проведению грядущего саммита, потому что никакой Чейни не намерен ему препятствовать. А вот собственный имидж господин Волошин, увы, откорректировал. В Берлине выступал и отвечал на вопросы не очень умный, весьма зависимый, зашоренный, субъективный, кондовый российский государственный чиновник, которого Кремль отправил в командировку.