Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

100 процентов Путина

08.02.2006, 19:14

Высокое искусство — говорить так, чтобы тебе верили, даже когда ты сам себе не веришь. То есть врешь. Когда-то один из главных редакторов, с которыми я работала, зашел в мой кабинет и спросил, где Иванов. Я замялась, подыскивая наиболее правильный в данных обстоятельствах ответ. Иванов был по уши влюблен и тратил на любимую все свое рабочее и нерабочее время. Главный редактор не был настроен на лирический лад. «Кажется, на пресс-конференции», — неубедительно промямлила я. «Геворкян, научитесь врать убедительно. Иногда, кстати, весьма полезно». Я тренировалась. Когда через месяц он зашел с вопросом, где Сидоров, я посмотрела ему прямо глаза и с лучезарной улыбкой без тени сомнения произнесла: «У Черномырдина, где же ему быть!» Главный редактор кивнул головой, взялся за ручку двери и как бы ни к кому не обращаясь, произнес: «Уже лучше».

У президента Путина с враньем тоже какие-то проблемы. Причем давно. И лучше не становится. С одной стороны, это, возможно, вполне симпатичная черта этого человека – ну, не умеет врать, что же тут плохого? Да ничего! Отлично! Таких президентов только поискать. Только не понятно, так ли уж необходимо годами делать то, что делать, очевидно, не умеешь. Неловко как-то. Неловко с момента, когда в самом начале своей карьеры президент России не смог дозвониться генеральному прокурору России, и до сегодняшнего дня, когда президент Путин совершенно не интересуется судьбой заключенного Ходорковского. Надо признать, что рвущаяся наружу искренность нашего президента, честно готового «мочить в сортире», «истреблять как крыс», «обрезать, чтобы не выросло» и «выковыривать из носа» тоже, в общем, заставляет иногда краснеть, но все же можно сделать скидку на эмоциональность и честность, выражающиеся – ну что поделаешь? – вот в такой вульгарной форме. А еще бывают моменты, когда президент вдруг выступает как простодушный человек, и тут хочется ему сказать: «Лучше бы вы соврали, ей Богу!»

Вот, например, господин президент не так давно уже обозначил свою прямую, хоть и загадочную связь с «Байкал Финанс Групп». Спрашивается, кто его дергал за язык откровенничать на эту весьма скользкую тему в беседе с испанскими журналистами. То есть я понимаю, что его «дернула за язык» испанская журналистка, но это же еще не повод взять да и выложить ей всю вполне грязную подоплеку схемы отбора собственности у нежелательного лица и передачи ее группе друзей и товарищей, украсив всю эту очевидную некрасивость фразой: «Вопрос решался не в административной плоскости, не в плоскости репрессий, а в правовой». Елки зеленые, но если вопрос решался не в административной плоскости, то отчего же господин президент страны знает историю одной аферы во всех подробностях, включая сомнительные для его репутации? Его ли это дело, что группа людей использовала схему фальшака, который должен был спасти группу товарищей, реально захвативших чужую собственность, от возможных исков и претензий, которые, признает президент, благодаря подставной фирме, практически свелись к нулю. У нас страну возглавляет юрист из КГБ или специалист по по заметанию следов? Это какое-то «Криминальное чтиво». И если вопрос решался не в плоскости репрессий, то отчего же бывший собственник компании, которую купила фальшивая подставная фирма знакомых президента, сидит в зоне, а президент в это время растолковывает испанским журналистам схему, вполне отточенную олигархами и за которую, по утверждению суда, один из них теперь топчет зону? И если это правовое решение вопроса, то или выпустите олигарха, или признайтесь, что посадили его не за «схемы». И уж точно никогда никому не говорите, что не следите за судьбой заключенного Ходорковского, потому что козлу понятно, что заключенный Ходорковский – это личный заключенный президента, это его «железная маска».

В общем, на этот раз плохо получилось и с правдой, и с неправдой. С неправдой получилось нехорошо и тогда, когда речь зашла о другой непрозрачной компании — «Росукрэнерго». О этому поводу президент сообщил следующее: «Это совместное российско-украинское предприятие, в котором российскому партнеру принадлежит 50 процентов. Этот партнер – «Газпром». Кто является собственником других 50 процентов, мне неизвестно так же, как и вам».

Я понимаю, что испанские журналисты совершенно не обязаны знать, что решение о создании этой дивной фирмы два года назад принималось на уровне двух глав двух государств – господина Путина и господина Кучмы. То есть президент России хочет сказать, что договариваясь на таком уровне о создании компании, он даже не поинтересовался у украинского коллеги, а кто же, собственно, будет там в ней работать с украинской стороны? Я-то предполагаю, что участники этих «Рогов и копыт» были определены как раз российской стороной. Но даже если я ошибаюсь, представить себе, что один президент договаривается с другим президентом о создании совместного бизнеса, не имея понятия о том, с кем, собственно договаривается, я готова только при одном условии – я должна счесть господина Путина и «Газпром» малоумными. «Газпром» же, если верить президенту Путину, подписал сделку неведомо с кем, то есть совершенно даже и не поинтересовавшись, причем тут «Раффайзенбанк», кто конкретно и за что в этой новой совместной компании отвечает, с кем, поименно, газовый концерн будет иметь дело и прочее. То есть имена, явки, пароли – об этом все бывшие чекисты вдруг забыли. И вот в эту туфту предлагают поверить всей экономической общественности мира? Более того, «Газпром» настойчиво добивается соглашения с Украиной ровно через эту компанию, в которой он не знает, кому принадлежат вторые 50 процентов акций, то есть с кем он будет заниматься бизнесом и делить 50 на 50 прибыль? Просто гениальная история, за которую стоит уволить все руководство «Газпрома». Нет, стоит их отправить в зону на место Ходорковского, потому что Ходорковский своей корпорацией руководил хорошо, а шьет плохо, а эти дивные руководители, спасибо президенту, выглядят полными лохами в бизнесе, зато, возможно, хорошо шьют.

Единственное, во что лично я поверила на 100 процентов, как и просил господин президент, это в то, что он на 100 процентов наговорил правду. Видите ли, когда человек так неуклюже пытается развести своих собеседников, так неумело обманывает, так нелепо гонит пургу, то правда становится очевидной. Какую же правду мы узнали от первого лица. Что история с Ходорковским – это, конечно, личная история между президентом и бывшим олигархом, иначе президенту не пришло бы в голову сказать, что колония – это не корпорация, где Ходорковский был первым лицом и отдавал указания, здесь он должен подчиняться установленному порядку. Только человек патологически завистливый мог сформулировать ответ именно так, сидя в президентском кресле по поводу человека, отправленного им в зону на край земли. Второе – конечно же, президент России был напрямую заинтересован, чтобы собственность уничтожаемого им Ходорковского досталась определенной группе известных ему товарищей и чтобы они этой собственностью владели спокойно. О мотивах такой заинтересованности догадывайтесь сами. Конечно, история с «Росукрэнерго» — афера, о всех деталях которой президент России все прекрасно знает. И он также прекрасно знает, почему настойчиво советует журналистам переадресовать вопрос о владельцах 50 процентов акций именно Ющенко, а не Кучме, с кем он лично вел переговоры о создании компании. Но в том, что президент России точно знает, на каких условиях он договаривался с президентом Украины, сомнений не осталось. Зато появились сомнения в том, изменились ли эти договоренности после ухода Кучмы и прихода Ющенко. О! Эти сомнения должны появиться у журналистов, потому что президент-то России знает всю правду на 100 процентов, хотя утверждает, что стопроцентно не знает.