Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Власть под микроскопом

11.03.2009, 20:16

Саркози не совершил ровным счетом ничего незаконного. И все же его рейтинг потеряет в ближайшие дни пару процентов, как пить дать. Он будет наказан за отсутствие интуиции. Впрочем, именно обостренная интуиция, как мне кажется, отличает настоящего политика от того, кто хотел бы таковым считаться.

Итак, французский президент с женой отдохнул в минувший уикенд примерно за 50 тысяч евро. Они позволили себе это до начала официального визита Саркози в Мексику. Если верить Елисейскому дворцу, они приняли приглашение мексиканского коллеги и два дня провели на вилле Эль Тамариндо Бич на тихоокеанском побережье страны. Стоит ли говорить, что пресса тут же рассмотрела виллу в микроскоп и подсчитала все, что могла подсчитать. Собственно, сделала свою работу. Итак, односпальная вилла с бассейном и джакузи на берегу океана стоит более 3000 евро в сутки. К этому следует добавить оплату охраны на суше и в море плюс обслуживающий персонал. В общем, все по кругу набралось на вышеозначенную сумму. За два дня.

Ни французская президентская пара, ни французское государство за это не платили. Елисейский дворец обороняется: «Если людей приглашают, то приглашают; не интересоваться же стоимостью приглашения». Платило ли за это мексиканское государство или лично мексиканский президент, неизвестно.

Саркози достаточно состоятельный человек, плюс его зарплата с 2008 года удвоилась и составляет 240 тысяч евро в год. Примерно тогда же, когда удвоилась его зарплата, утроился бюджет Елисейского дворца (1045 штатных сотрудников) — с 32 до 100 миллионов евро.

Нынешняя жена французского президента — богатая дама из богатой семьи. Совсем недавно семья продала фамильный замок в Италии за 9 миллионов евро, если не ошибаюсь, а до этого распродала его содержимое еще за 10 миллионов.

Короче, и муж, и жена легко и непринужденно могут себе позволить оттянуться на уикенд за 50 тысяч евро и за государственный счет, и не залезая ни в чей карман, кроме собственного.

Французский президент приехал к мексиканскому обсудить некоторые двусторонние вопросы и мировой экономический кризис. Ровно этот фон — кризисный — ему и следовало учесть, принимая решение об отдыхе, вернее, о его условиях и антураже. Именно этот фон следовало учитывать Карле, когда она застегивала на себе с хорошим вкусом подобранные и очень идущие к ее черному платью бриллиантовые украшения. Скромное обаяние буржуазии произвело на французов и шире — на европейцев — довольно сильное впечатление.

Здесь никому не ставят в упрек наличие денег и дорогих украшений. Но здесь принято учитывать обстановку и обстоятельства. 2 миллиона безработных во Франции, довольно низкий средний уровень доходов и кризис, хотя французы и не ощутили его еще в полной мере, — это реальность, с которой может не считаться частное лицо, но не может не считаться президент страны. И если еще совсем недавно, но до кризиса, его отдых на яхте приятеля-миллионера или дорогостоящие поездки за рубеж, или в горы, или золотая цепочка на шее, или вызывающий «Ролекс» отзывались ироничным подтруниванием, то сейчас реакция — закономерное недоумение. «Он совсем оторвался от реальности». «У Саркози и Карлы замашки Людовика XVI и Марии Антуанетты. Они совершенно не учитывают, что сейчас чувствуют обыкновенные граждане страны». Это самое мягкое, что говорят в своих блогах обыкновенные граждане страны. То есть избиратели.

Саркози не может отдохнуть так, чтобы об этом никто не узнал. Это нереально в западном мире. Даже если предположить, что французская пресса, порой чрезмерно снисходительная к собственным начальникам, не подсчитает, во что обошелся уикенд президента, это сделает, например, британская. Западный президент просто обречен на то, чтобы не быть тефлоновым. Любая даже не ошибка, а неточность в поведении прилипнет к нему по полной программе, и о ней вспомнят в следующую предвыборную кампанию. И это правильно. Это, собственно, и держит западных политиков в форме, подобающей занимаемой должности. Или лишает их должности. Общественное мнение — это тот фильтр, через который ежедневно проходят западные политики. Иногда оно, это мнение общества, справедливо, иногда предвзято, но всегда весьма влиятельно и, безусловно, полезно для здоровья страны и корректировки политиков.

Нам, которые не знают, где и за чей счет отдыхают начальники — и до кризиса и во время, какие покупки они себе позволяют, откуда у их жен дорогие цацки, любовь к начальству дается легко и просто. У нас нет прессы, которая покажет то, что не хотели бы, чтобы показывали про них, наши руководители. Ее снова нет, как не было в совке. И у начальства есть все основания считать, что эта любовь навсегда, и, безусловно, есть соблазн этим пользоваться и всеми силами сохранять именно такое положение вещей. Поэтому они обречены допускать ошибки, а интуиция у них просто недоразвита за ненадобностью. Это, как доказала история, имеет самые печальные последствия не только для них самих, черт бы с ними, но и для страны, которая не раз переживала последствия неведомо вроде как откуда возникшей истовой ненависти к власти граждан, которые вчера еще любили ее с не меньшей истовостью.

Так что Сарко и Карле повезло. Их мексиканский вояж респонденты оценят тут же, при ближайшем замере общественного мнения. И они узнают результаты. И вынуждены будут с ними считаться и учитывать в будущем.