Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Экспертиза военного времени

10.09.2008, 19:50

В пятницу премьеру Путину предстоит в пятый раз встретиться с экспертами и политологами, входящими в международный клуб «Валдай». Медведев же дебютирует перед ними в качестве президента.

Я посмотрела стенограмму прошлогодней встречи, которая проходила в преддверии выборов в России. И умилилась. Такие воспитанные, корректные и аккуратные в выражениях эксперты. Даже тост в честь победы Сочи как будущей олимпийской столицы не забыли произнести. Создается впечатление, что пришли они к господину Путину не с тем, чтобы получить ответы на действительно интересующие их вопросы, а с тем, чтобы собственной бесконечной тактичностью и поразительной удовлетворенностью, порой, ответами, не содержащими даже намека на ответ на заданный вопрос, подтвердить право на дальнейшее участие в этой тусовке на высшем уровне. Не хилые в общем дамы и господа из международного политологического сообщества до смешного напоминают своей сервильностью в общении с господином Путиным кремлевский пул. Впрочем, они тоже пул в известном кремлевском смысле.

Забавно задним числом оценивать внимательный подбор экспертами слов и выражений, чтобы не нарушить атмосферу благодушия, явно царящую за столом. Вдвойне забавно сегодня, когда официальная лексика самих российских руководителей – Путина, Медведева и даже профессионального дипломата Лаврова – более всего напоминает пацанский сленг советских подворотен. За последний месяц эта лексика введена «сверху» как нормативная. Ни один мировой подонок не удостаивался из уст высокопоставленных россиян таких эпитетов, как господин Саакашвили, все еще остающийся президентом суверенного и даже считающегося демократическим государства. Интересно, сохранят ли Путин и Медведев эту лексику в общении с экспертным сообществом и сохранит ли экспертное сообщество куртуазную манеру общения, не взирая ни на что?

Война пролегла между двумя встречами. А также ее последствия. Экспертам, восторгавшимся выбором Сочи в качестве столицы будущих зимних олимпийских игр (это был господин Качинс), придется, боюсь, вернуться к этой теме, но уже с учетом того, что произошло в двух шагах от этой столицы. Может быть, им случайно придет в голову спросить о провозглашенном Россией геноциде грузин в отношении осетин, использованном как предлог для объявления независимости Южной Осетии. Мне тут на днях, кстати, пересказали забавный, не будь он столь циничным, разговор одного функционера с одним пиарщиком. Функционер сетовал, что как-то с жертвами в Южной Осетии не складывается. Не получается там ни 2000, ни даже 200. И что с этим теперь делать? На что сообразительный пиарщик тут же предложил: «Надо построить кладбище!». Недурно, да?

Между двумя встречами неподалеку от Сочи возник анклав с российским военным присутствием, в шесть раз превышающим российское миротворческое в Южной Осетии, например. Между двумя встречами потерян основной в глазах экспертов козырь путинской России – право считаться стабильной страной. Стабильные страны не трансформируют одномоментно миротворческую миссию в войну. Это делают очень нервные страны. Напомнить прошлогодний текст Путина на встрече с «валдайцами»? Тогда он сказал: «Даже где-то в 15-м году, в 16-м году или еще накануне Первой мировой войны, когда Россия была самой крупной мировой державой или одной из самых крупных, люди прогрессивные, грамотные, уже тогда говорили: не надо лезть на рожон, не надо корчить из себя великую державу, только во вред пойдет. Они говорили, что это вызывает только раздражение, дополнительные атаки и вместо сотрудничества порождает соперничество и так далее. Полностью с этим согласен. Тем более применительно к сегодняшней России. Поэтому я бы очень хотел, чтобы в будущем никакие миссионерские идеи не охватывали ни население, ни тем более руководство страны. Мы должны быть полноценной, уважающей себя и умеющей постоять за свои интересы, но договороспособной страной и удобным партнером для всех участников международного общения».

Последний месяц Россия только и делает, что «корчит из себя великую державу», причем настолько эффективно, что начавшиеся с почти печальной шутки разговоры о возможности повторения грузинского варианта на Украине в последние дни превратились в одну из самых серьезных тем для обсуждения на уровне международных отношений. Запад лихорадочно осматривается, где там еще в непосредственной близости, в том числе и к нему, Россия может «постоять за свои интересы», не дай Бог, снова не вполне адекватным образом.

Между двумя встречами пролегла не только война. Прошлая встреча проходила на фоне стабильного роста цен на нефть. Нынешняя – в условиях ее падения. Прошлая встреча была в стране с растущим рынком. Нынешняя – в стране с падающим рынком. Прошлая – в стране, отмеченной притоком инвестиций, нынешняя –в стране, откуда лихорадочно выводят инвестиции. Прошлая – в стране с растущим ВВП, нынешняя – в стране, теряющей темпы роста ВВП. Прошлая – в стране, внушающей оптимизм по крайней мере инвестиционным банкирам, если не поборникам демократии, нынешняя – в стране, внушающей опасение всем без исключения партнерам, как на Западе, так и на Востоке.

Между двумя встречами произошли не только экономические изменения. Год не дал ответа на вопрос, который беспокоил экспертов и во время прошлого разговора с Путиным: кто будет управлять Россией следующие 4 года и вернется ли Путин в качестве президента в 2012-м? Ответа на эти вопросы нет, хотя прошли выборы и президентом избран господин Медведев. Зуб даю, что и после этой встречи эксперты не начнут лучше понимать, кто реально управляет страной и кем будут Путин и Медведев в 2012-м.

С большим любопытством жду стенограмму приближающейся встречи «валдайцев» в Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. Может быть, этот год научил их формулировать вопросы, которые требуют ответов, а не забалтывания. Может быть, они поведут себя как эксперты, а не как участники кремлевского PR – проекта, дающего Кремлю еще одну недурную возможность озвучить на весь мир ровно те тезисы, в которых Кремль в данный момент заинтересован, и не озвучивать то, что реально волнует реальных экспертов, но о чем Кремлю говорить не хочется.