Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Стили мышления

27.03.2008, 20:32

»— На ваш взгляд, [Дмитрий] Медведев верит в верховенство закона? Может что-то измениться, когда он
станет президентом?
— Мне очень трудно это прогнозировать, поскольку для него это будет очень трудно. Я не могу даже представить себе. Честно говоря, если вы спросите меня, как вывести Россию из этой ситуации, я не найду, что ответить. Традиции, состояние умов и отсутствие сил, способных [поддержать] любое движение к верховенству закона, будут против него. Так что… дай Боже ему силы сделать это. Это все, на что мы можем надеяться».
Михаил Ходорковский в интервью FT

«Вы абсолютно точно отметили, что я юрист по стилю мышления, поэтому я и отвечу вам, как юрист. Все процедуры, связанные с тем или иным уголовным делом, делом Ходорковского в том числе, — они могут и должны осуществляться исключительно на основе закона, а не на основе мнений тех или иных уважаемых людей, высоких должностных лиц и уж тем более иностранных судов. Если мы исходим из существующей системы разделения властей, если мы исходим из доктрины независимости суда, то в деятельность суда не должен вмешиваться никто. Ни сельский староста, ни президент страны».
Дмитрий Медведев в интервью FT

Удивительно, что оба эти человека дали свои первые (за долгое время в случае с Ходорковским) интервью одной и то же газете. Ходорковский говорит, что Медведеву будет сложно менять существующую систему игнорирования верховенства закона. Медведев фактически подписывается под той системой, которая посадила Ходорковского, хотя все его сентенции носят скорее теоретический характер: процедуры, в том числе и по делу Ходорковского, » могут и должны осуществляться на основе закона». Отлично, а на самом деле как? «Если мы исходит из доктрины независимости суда...» — ну, доктрина-доктриной, а есть еще и реальность. »...В деятельность суда не должен вмешиваться ... ни сельский староста, ни президент». Не должны, согласна. А не вмешивались?

Мне нравится теоретическая подготовка господина Медведева. Мне только показалось, что он уже давно перестал быть студентом, успел поработать и даже стать избранным президентом. Мне даже послышалось, что он не так давно сказал в Красноярске: «Надо радикально изменить ситуацию в правоприменении. И начинать надо с себя. Чиновникам и милиционерам, судьям и прокурорам, предпринимателям — нам всем, каждому на своем рабочем месте.Тогда граждане будут знать, что государство оберегает их от произвола, от беспредела, который творится в обществе...Надо сделать все, чтобы люди поверили, что суды — это то место, где принимаются справедливые решения... Во-первых, мы должны искоренить практику неправосудных решений «по звонку» или «за деньги»...»

То есть судьи и прокуроры, и даже чиновники не всегда безупречны, не так ли? А в обществе творится беспредел, от которого граждане не сильно защищены, правильно? И суды не всегда и не обязательно являются тем местом, где принимаются справедливые решения, — ведь так, если надо сделать, чтобы они таковыми стали? Значит, практика неправосудных решений «по звонку» или «за деньги» есть, если ее надо искоренить? Тогда почему на вопрос о судьбе Ходорковского господин Медведев отвечает иностранным журналистам, как студент юрфака, а не как толковый юрист, знающий ситуацию с правоприменением в стране так, как он ее знал буквально пару-тройку недель назад в Красноярске. Или все эти проблемы, которые он перечислил в Красноярске, к Ходорковскому и остальному ЮКОСу априори не имеют отношения, потому что это Ходорковский и остальной ЮКОС. Суд, который их судил, и тот, который снова будет их судить, заведомо признается новым президентом страны справедливым, правильно я понимаю? А решения, которые выносятся в отношении этих ребят, заведомо «не позвонковые»?

Полноте, господин избранный президент. Мне почему-то кажется, вы неплохо себе представляете, кто именно и кому именно звонил по делу ЮКОСа. И если уж юриста в избранном президенте больше, чем всего остального, а стремление к справедливости столь велико, что именно это слово чаще всего звучало в предвыборном пиаре, то можно ведь и материалы дела посмотреть, проанализировать работу обвинения, защиты, судов. Ну не самому, конечно, доверить уважаемым им юристам. И точно так же, как история с ЮКОСом должна была стать показательной поркой для зарвавшихся, по мнению предыдущего юриста, олигархов, анализ дела ЮКОСа мог бы стать бесценным вкладом в борьбу за независимое правосудие. Я уж не говорю о дальнейшей «гуманизации правосудия», о которой господин Медведев тоже сказал в Красноярске. Он может легко подсчитать, сколько времени, например, Ходорковский с Лебедевым провели в тюрьме, где, собственно, они находятся и сегодня.

Уверена, что есть люди, которые провели в тюрьме и больше. В отличие от господина Медведева я видела, как сидят люди в российских тюрьмах, и бывала в зонах. Я даже помню, как один директор одной московской тюрьмы, глядя куда-то вбок, сказал мне: «Вот вы сейчас будете меня упрекать, конечно, но я вам скажу: надо строить тюрьмы. Вы скажете, что это не демократично. А когда люди до приговора сидят, как скоты, — это демократично?» Я бы сказала, что и когда люди после вынесения им приговора сидят, как скоты, — это нехорошо. Я совершенно солидарна с будущим президентом по поводу гуманизации правосудия, но мне дико не нравится, что публично признавая проблемы с правоприменением в стране, он почему-то ответил журналистам на вопрос о Ходорковском как-то так, как будто этих проблем в стране нет или как будто эти проблемы каким-то магическим образом обошли стороной именно дело ЮКОСа.

Вот я сейчас с любопытством наблюдаю за еще одним процессом по тому же ЮКОСу. Не знаю, какого чуда ожидают мои западные коллеги-журналисты от Медведева, но процессы-то против юкосовцев продолжаются, хотя принимают порой, надо признаться, несколько странный оборот. Заочно судят самого, как мне кажется, раздражающего российские власти из юкосовцев — господина Невзлина. 11 эпизодов, 48 томов дела, заказ на убийство, покушения на убийство. Более 500 свидетелей. Уже весело. Откуда такая прорва свидетелей по убойному делу? Невзлин что, бегал и всем рассказывал, кого он собирается замочить, прости Господи? И вот эти свидетели вдруг начинают отваливаться один за другим: или не приходят в суд, или резко заболевают, или меняют показания. Суд, заметьте, заочный, то есть страшный Невзлин не сидит и не смотрит им в глаза. Бояться нечего. Более того, Невзлина вообще нет в стране уже несколько лет. Представить себе, что он, будучи в Израиле, «поработал» со свидетелями и угрозами или деньгами заставил их изменить поведение, можно только при очень развитой фантазии. К тому же все это довольно просто проверяется. Ровно те же свидетели давали показания против Пичугина — и ничего, никто от этого не пострадал, кроме, собственно, Пичугина. И судья, пока во всяком случае, вполне мирно принимает отказ свидетельствовать против Невзлина от тех же людей, на чьих показаниях, собственно, и построено все дело. Что случилось-то? Похоже, именно то, о чем мечтал господин Медведев в Красноярске.

На мой взгляд, случилось междувластие со всеми вытекающими отсюда последствиями — в том числе растерянностью на всех уровнях и естественным ослабленим давления всех уровней на все подуровни. У всех сейчас другие заботы и другие проблемы, в том числе у заказчиков дела ЮКОСа. Процесс над Невзлиным совпал именно с этим крайне неопределенным периодом. И по сути, он никому особенно не нужен, как и сам Невзлин. British Petrolеum нужна — это бабки. А Невзлин — нет, иначе процесс не сходил бы с экранов телевизоров, поверьте. А в этот период Следственный комитет выясняет отношения с прокуратурой. И в этот же период не вполне понятно, что дальше будет с тем или теми, кто стоял за делом ЮКОСА, — останутся ли он/они при власти, или этой власти у них станет меньше, или вовсе не станет. Судьи тоже читают газеты. А если вообще все поменяется, и новая метла изменит правила игры? Ходят же слухи про оттепель, либерала, современного парня.... А если вдруг изменится отношение к делу ЮКОСа и его фигурантам? Недаром же второй раз за последнее время Путину и Медведеву публично задают вопросы про Ходорковского. Где это видано? Пусть иностранцы, но задают же. А раньше не задавали.... В общем, непонятно.... Уверяю вас, эти мысли и сомнения есть и у судей, и у прокуроров, и у следователей, и у свидетелей. Такое время, когда никто ничего точно не знает.

Да, избранный президент совершенно прав. Все процедуры, связанные с тем или иным уголовным делом, в том числе и делом ЮКОСа, могут и должны осуществляться исключительно на основе закона, а не на основе мнений тех или иных уважаемых людей. Но он не может или не хочет признаться, что по делу ЮКОСа так никогда не было. И вполне возможно, что пока башни Кремля и вся остальная бюрократическая масса определяются с предстоящей необычной конфигурацией власти, очередному суду над юкосовцем в отсутствии мнения «тех или иных уважаемый людей», занятых собственным будущим или борьбой друг с другом, остается только руководствоваться законом, а свидетелям во всей этой чехарде проще всего кажется отказаться давать показания или поменять их в зависимости от меняющихся обстоятельств, или просто руководствоваться совестью, в ком она еще осталась. Я не знаю, к какому финалу приведет неожиданное изменение хода пьесы. Но я точно знаю, что, что бы ни говорил будущий президент, судьба дела ЮКОСа и его фигурантов решается не в судах, а ровно там, куда он взойдет 7 мая. Увы. Там начиналось это дело ровно тогда, когда избранный президент занимал пост второго, а потом первого человека в администрации президента. Только оттуда может поступить сигнал о том, что из этой истории надо, наконец, как-то начинать выходить. Для этого достаточно перестать выбивать показания из умирающих и слабых, а еще лучше их отпустить. Для этого достаточно независимого и непредвзятого суда, которого господину Ходорковскому и его коллегам не хватает еще больше, чем юристу Дмитрию Медведеву.