Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Оранжевая опасность

01.12.2004, 20:34

Эти украинские апельсины на снегу все перевернули. Москва трактует мирный цвет украинской оппозиции как последнюю стадию угрозы безопасности России. Оранжевая опасность. Помните? Это когда есть угроза, что самолеты спикируют на небоскребы. Вот и кремлевским теперь снятся страшные сны про то, что Киев «спикирует» на Россию. Только, можно сказать, загончик оформили, и то не до конца. Пять лет строили! Только стадо как-то обнюхалось и пообвыклось, похарахорилось для порядка и наконец заснуло. Так нет же! Эти буйные в соседском загоне вздумали бунтовать. Смели вертикальные опоры и орут так, что перебудят же всех наших мирно пока спящих. Оранжевая опасность! Действовать надо быстро. Во-первых, под закон о противодействии терроризму, к месту или к не к месту, следует быстро подвести запрет на «действия, оказывающие влияние на принятие органами власти решений, обеспечивающих удовлетворение социально-политических требований и интересов» проводящих акции. Чтобы не было, как в Киеве, боронь Боже, чтобы и не вздумали на улицы выходить и митинговать, психически давить и качать свои социально-политические права. Короче, чтобы из загона ни ногой. А то под суд. Поэтому номер два – договориться с судьями. Они, может, и самостоятельная ветвь, но власти же.

Судьи должны понять следующее: судить будет тот, кто прошел проверку в ФСБ. Это раз. Кто не любит олигархов и их бабки – это два. Поскольку от влияния и бабок чиновников и кремлевской администрации судей никто не предостерегал, то тут они должны сами соображать. Они сообразили быстро и тут же взяли – деньгами (увеличение зарплаты) и «борзыми щенками» (повышение возрастного ценза для судей). Не говоря уже о полученном моральном удовлетворении: пресса на вас, золотые вы наши неподкупные, самые справедливые судьи в мире, регулярно возводит поклеп, всяко обзывает правосудие, кликухи штампует, создает у этих, в загоне, неверные стереотипы и, что еще хуже, пытается заставить их думать и приходить к самостоятельным выводам. К чему это может привести, не дай Боже? Сами видите, хотя мы, как можем, стараемся не показывать. Буквально под боком – ночь езды на поезде. Тут бы, кстати, и об укреплении границ подумать.

И подумали. Ровно сейчас и подумали. Будет укреплять, модернизировать, наращивать и обеспечивать самым современным, что только для этого придумали. В то время, как весь мир открывает, мы закрываем. Лучший способ борьбы с всплеском вируса ярко выраженного национального достоинства в соседних рушащихся загонах – перекрытие границ вовсе, а еще лучше и отмена поездов. Объявляем карантин. Отделяем от себя «больную» Абхазию, например. В точности, как учил Жириновский: а проголосуете за кого не надо – границу закроем. Ему вообще за честность и откровенность давно памятник ставить надо. И я бы на месте абхазов поставила. Если бы не он с его врожденной искренностью, они бы так и дремали в общем с нами загоне под назначенным из Москвы пастухом.

Значит так. Границы закрыли, закон об оранжевой опасности двинули на первое и последнее чтение, на стадо шикнули, прессе погрозили, судей у олигархов перекупили, теперь можно и о приятном.

«Money, money, money», — звонкий голос Лайзы Минели вперемежку со звоном монет в декольте. Рефрен нашей убогой жизни последних десяти лет. Аукцион, господа! «Юганскнефтегаз»! Продано! И только попробуйте рыпнуться, господа коллеги Ходорковского. Вам уже Степашин сказал, что может произойти и с вашими активами? Буквально, по странному стечению обстоятельств, прямо вчера и сказал. Тогда же, когда, по странному стечению обстоятельств, господин Богданчиков от имени «Газпрома» заявил, что «Юганскнефтегаз» «будем брать». Потому что, по странному же стечению обстоятельств, подчеркнул Богданчиков, этот самый «Юганскнефтегаз» продается именно тогда, когда формируется нефтяная компания «Газпрома», и что же теперь остается делать «Газпрому», если все обстоятельства буквально вот так совершенно случайно и удачно подсосались. Богданчиков, конечно, ни о чем таком и не мечтал, ничего для этого не делал, никого никогда ни о чем не просил, да и вообще думать не думал. А тут на тебе! – и ну просто совершенно случайно продается этот самый «Юганскнефтегаз». И хозяин тоже , по странному стечению обстоятельств, в тюрьме. Что же теперь Богданчикову делать? Просто валяется, можно сказать, под ногами кошелек. Он, может, и усомнился бы, хорошо ли чужой-то кошелек брать, но внутренний голос с интонациями Сечина нежно так ему шепнул: «Попробуй только не взять, …удак!». И даже какой-то немецкий акцент прорезался у этого внутреннего голоса, выдающий глубинные внутренние связи нынешней администрации с Германией и, возможно, даже лично с руководством Дойчебанка.

Вот так, доложу я вам, буквально у нас на глазах в последние два (!) дня весьма оперативно реализуются основные задачи путинской власти. Их, собственно, в сухом остатке только две. Стадо должно быть в загоне. Денежные потоки должны идти через Кремль. Простая логика простых как лопата ребят-троечнников.

Автор – специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ»