Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не все равно

13.01.2005, 18:52

Я намерена злоупотребить своим положением журналиста, имеющего пространство в интернете. Собственно, я хочу использовать его, чтобы сказать всем ограбленным пожилым людям и инвалидам, стоящим сегодня на улицах, что мне не все равно. Я прошу их детей и внуков, пользующихся сегодня интернетом, передать им это от меня лично. Мне не все равно, даже если я получаю приличную зарплату, езжу на иномарке, трачу сумму, равную их «компенсациям», на полбака бензина и могу себе позволить покупать еду в дорогих супермакетах. Я испытываю боль и безусловное уважение к старикам и немощным, выброшенным паршивой социальной политикой страны на улицы, чтобы прокричать, сказать, прошептать, что так жить они не смогут. Меня совершенно не бесит перекрытый обездоленными людьми проезд в Шереметьево. Наоборот, я сижу и считаю вместе с ними. 200 рублей компенсации за бесплатный ранее проезд определенной категории граждан. Поездка из Химок в Москву и обратно, то есть автобус и метро, обойдутся им минимально в 50 рублей в день – по 25 в каждый конец. Таким образом, четыре дня — вот и все, что им компенсировала власть, именно на этих немолодых и не сильно здоровых плечах внесенная в Кремль. Не на моих, еще относительно крепких, а потому гарантирующих моей пенсионерке-матери и моей сестре-инвалиду достойную жизнь. Я умею считать, я точно понимаю, в каком положении могли бы оказаться мои близкие с 1 января этого года, если бы им пришлось рассчитывать только на себя. Поэтому я точно понимаю, какой страх, и какая обида, и какое позорное для всего общества чувство беспомощности гонит стариков и тех инвалидов, которые могут ходить и говорить, на митинги. Им плохо! И мне очень важно, чтобы они поняли, что мне лично это не все равно. И когда я стою в пробке перед перегороженной ими трассой – я не злюсь. Я понимаю. То есть мне важно, чтобы эти отчаявшиеся не думали, что никому нет никакого дела до того, что с ними делают. Что они там стоят одни, а всем по фигу. И только люди в форме напротив них, тоже, кстати, лишенные льгот, – кого от кого они защищают по обязанности или по приказу? Власть от народа? Избранных от избирателей? Возвышенных от униженных? Грабителей от ограбленных?

Государство ударило по самым слабым – по старым и больным. Что мешает нам, независимым вроде бы и здоровым, заорать во все горло, что так нельзя? То, что мы понимаем, что монетаризация льгот необходима? Но ведь не любой же ценой, это-то мы тоже понимаем. И мы понимаем, что наша экономика держится только на нефтедолларах, и что нас ждет нарастающая инфляция, которая сведет денежный эквивалент льгот к нулю. Мы это понимаем лучше стариков и инвалидов. Добавьте к этому еще удорожание коммунальных платежей. И мы понимаем, как чудовищно не подготовлена эта реформа, как она поспешна, как несправедлива, если учесть, что куда более благополучные льготники остались при своих льготах. И мы понимаем, что в отличие от приватизации, которая, возможно, большинству людей «недодала», монетаризация льгот у конкретных людей конкретно отобрала. Так почему старики стоят на улице одни? Где либералы и демократы, «Гражданский конгресс» и «Комитет-2008»? Что мне делать, если я не хочу участвовать в этом преступлении? Звонить Зюганову?

Это только кажется, что к следующим выборам эти стоящие сегодня на улице люди все забудут. Это только кажется, что если участников митингов начнут привлекать к административной ответственности, они перестанут выходить на улицу. Это только кажется, что побьют пару контролеров или пару неплательщиков в транспорте – и выпустят пар. Или вот эта ужасная история с солдатом с простреленными в Чечне ногами, которому в суде посоветовали обратиться за компенсацией к Басаеву. Ничего не забудется и ничего не простится. Слишком велик был кредит доверия сегодняшней власти, ее слишком любили, поэтому и разочарование, боюсь, будет со знаком «слишком». Должна признаться, что на этом фоне заявление Сергея Иванова, что у него нет президентских амбиций, звучит, мягко говоря, неуместно. А заявление «Единой России», что партия власти поддержит любого кандидата, которого предложит Путин, — просто глупо. Если в стране спешно не поменяют конституцию, то кандидатуру должны будут поддержать или нет ровно те, кто сегодня стоит на улице и безрезультатно пытается привлечь к себе внимание той же «Единой России» и того же Путина. Напомню, это самая активная часть электората. А тысячи российских солдат, которых вслед за этим парнем с простреленными ногами отправят требовать компенсации у Басаева, уже, полагаю, с особым чувством относятся к своему министру обороны. И это тоже не маленькая часть электората. Власть с поразительным успехом сужает свое электоральное поле до размеров Кремля, Белого дома и Охотного ряда. Под собою, в буквальном смысле слова, не чуя страны. А хиленькая наша оппозиция столь же удачно его не расширяет по непонятным мне причинам. Это замечание не имеет отношения к коммунистам.

Короче, гражданское общество стоит сегодня на улице, а все вокруг делают вид, что его там нет. Так вот, мне просто хотелось сказать этим людям на улице, что я понимаю, что они там есть. И понимаю, почему они там есть. И согласна, что у них есть повод там быть. И что мне лично не все равно. За меня это, к сожалению, сказать некому. И что в конечном счете неуловимая субстанция под названием нравственность растет именно на этой поляне под названием «не все равно». А когда все равно, то вырастают концлагеря, на которых фашисты выписывали особо циничный лозунг, звучащий сегодня пугающе актуально: «Каждому – свое».

Автор – специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ»