Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Два срока

13.12.2007, 18:04

Михаил Ходорковский отсидел больше половины срока по первому и пока единственному приговору Мосгорсуда. Из них без нескольких дней год – в читинском СИЗО, чтоб не баловать излишне мужика «сладкой жизнью» на зоне, видимо. На сегодняшний день ему осталось сидеть меньше 4 лет, то есть меньше следующего президентского срока.

Он достойно отсидел второй срок Путина. Мой вопрос: в какой степени сроки Ходорковского зависят от сроков Путина? То есть – пойдет ли Ходорковский на следующие сроки вместе с командой Путина или команда Путина, наконец, расслабится (после вполне предопределенного 2 марта), перестанет гнать пургу про опасность олигархического реванша и мстить за все 90-е группе юкосовских людей, выбравших родину, а не чужбину.

Эта власть не оставила мне сомнений, что у нее не дрогнет рука мочить и дальше уже вроде бы вполне поверженных. Поверженных в смысле бизнеса, я имею в виду. Поскольку в человеческом плане сидящая команда ЮКОСа держится и выглядит куда достойнее сажавшей команды Путина, истерящей на ровном, чтобы не сказать стопроцентно зачищенном, месте и насилующей несчастный электорат, уже давно ей отдавшийся, хотя, возможно, и с меньшей страстью, чем хотелось бы нашим «мачо».

Я не знаю, кто именно боится Ходорковского – лично господин Путин, лично господин Сечин, весь Кремль целиком или отдельные его представители. Но если бы не боялись, не было бы нового дела и перспективы нового срока, почти совпадащего по времени с третьим и четвертым сроками Путина. Я не знаю, в какой степени ненависть к Ходорковскому является символом верности команде Путина. Но я точно знаю, что история с Ходорковским за годы с его посадки превратилась в мрачный и в какой-то степени ироничный символ путинской стабильности, установленного им порядка и его представления о месте бизнеса и возрождающейся России. Именно с этого момента Запад и Восток поняли, что такое умение и неумение договариваться в России, с кем конкретно это надо делать, к кому надо идти со своими идеями и миллионами, кто может гарантировать безопасность инвестиций. Все прекрасно поняли все про новых российских олигархов ХХI века, в точности отражающих смысл слова – сращивание бизнеса и власти. Все, кто решил работать в России и дальше – и свои, и иностранцы – приняли правила игры и играют по ним. Как играют по правилам, установленным в других странах со странноватыми режимами, но богатыми природными ресурсами. Это не означает, что эти режимы хороши. Это означает, что пока международное право позволяет с ними работать, с ними будут работать. Саркози расстилается сегодня перед Каддафи, как перед английской королевой, не потому, что Каддафи вдруг из нерукопожатного превратился в подающего надежды реформатора, а потому что со страны снято эмбарго и контракты на 10 «ярдов» на дороге не валяются. Это означает, что с Каддафи не запрещено иметь дело, но вовсе не означает, что Каддафи предложат тарелку супа за общим столом развитых демократических стран.

Если бы Россия была Ливией, у команды Путина вообще не было бы проблем. Но Россия все еще претендует на тарелку супа за столом «Большой восьмерки». Или уже нет? Вполне допускаю, что российской власти плевать, как она выглядит в глазах сотрапезников по этому столу. С уверенностью могу сказать, что она выглядит сегодня иначе, чем даже четыре года назад.

За те годы, пока Ходор сидит, групповой портрет тех, кто его посадил, приобрел вполне отталкивающие черты – примерно как портрет Дориана Грея, который и был оригиналом, спрятанным подальше от любопытствующих глаз. Но в отличие от того портрета, этот выставлен на всеобщее обозрение. Наблюдая за дурнеющим на глазах портретом, меняется и отношение к делу ЮКОСа. В этом смысле проведенное в тюрьме время работает на Ходорковского, хотя ему от этого не легче. Количество нормальных, трезво мыслящих людей в стране и за ее пределами, которые за эти годы поняли, что тюремный срок Ходорковского напрямую связан с властным сроком Путина и его команды, выросло в разы. Даже те, кто еще недавно как-то пытался разобраться в юридической стороне дела ЮКОСа, теперь отмахиваются: при чем здесь право?

Дело ЮКОСа не было и не стало символом справедливости, которую воздали чекисты героям проклятых ныне 90-х. Чтобы поверить в возмездие, одного ЮКОСа было мало, зато два уже становилось много. Раскрутить под эти выборы, как и под прошлые, еще раз еще одно дело против против уже сидящих – попытка войти в ту же воду. Но она давно уже воняет как болото, эта вода, и с каждым годом неприятный запах лишь усиливается. Еще раз выставлять Ходорковского с Лебедевым в любом суде – в провинции ли, в Москве ли – в клетке, как Чикатило, — гарантированный антипиар для власти, которая и без всякого ЮКОСа уже получила от страны все, что хотела получить. Я искренне не понимаю, какой животный страх должен гнать этих ребят в Кремле, какие не поддающиеся лечению комплексы они испытывают в отношении Ходорковского, если готовы решиться на повторение позорного спектакля, с которого начался второй срок Путина.

И еще одно – в отличие от Путина в 2004-м у его преемника в 2008-м не будет люфта во времени, чтобы объяснять себе, стране и миру, как правильно, справедливо и законно осудили эту олигархическую гниду. Уже не верят. В этом смысле Ходорковский одержал убедительную победу над командой Путина, и каждый его следующий срок (искренне надеюсь, что такового не будет) работает на его победу и в итоге — на поражение власти. Лежачего не бьют. Морально в такой ситуации проигрывает бьющий. Не объясняли нашим начальникам этого родители в детстве?