Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Медиаигры

01.08.2007, 21:40
НАТАЛИЯ ГЕВОРКЯН

Меня совершенно не удивила заметка Стефани Марш о Березовском в «Таймс». Я не сомневаюсь, что часть британцев думает именно так, и в этом нет ничего странного. Просто занимательна сама история: заметка про то, как их британского брата дурят пиаром все кто не попадя, была использована в России в пиар-акции, рядом с которой ненавистные журналистке британские политтехнологии отдыхают.

Она ведь написала не про Березовского, а про бедных добродушных, доверчивых и легковерных британцев, которых Березовский разводит так, что их родной отечественный «разводчик» Алистер Кэмпбелл (журналист, ставший политтехнологом при Блэре) позавидовал бы.

Я только начала читать дневники Кэмпбелла, поэтому пока не спешу разделять неприязнь коллеги к пиарщику. Правда, одна моя подруга, даже не заглянув в книгу, сразу сказал: «Наверняка, все врет», но мне все же хочется сначала прочесть. Вполне возможно, что и врет, но мне не хватает информации и знания. Стефани Марш тоже не хватает информации и знания про Березовского, Россию, ее политику, про Кремль и оппозицию Кремлю, но она и не претендует. Ее раздражает, что «нами играют», а мы верим как Священному писанию какому-то странному русскому с сомнительным прошлым. Почему столь странному человеку британцы верят, как утверждает автор статьи, остается загадкой. Почему такому человеку не надо верить, также остается загадкой. Скорее всего, потому, что его не грохнули, а что это за попытка покушения, где нет ни полноценного убийцы, ни полноценного трупа? Чистый пиар. Развел англичан в очередной раз, как кроликов. И автор даже объясняет, как именно ему это удается: «Но каковы бы ни были его цели, он прекрасно понимает, насколько легко мы, британцы, клюем на любые предубеждения и стереотипы».

Я ведь и правда никогда не знала, что англичане такие доверчивые, а вы? Но у меня нет оснований не верить журналистке. Стандартный набор стереотипов присутствует и в ее заметке: «В России Березовскому грозит длинный список обвинений — от хищений до финансирования чеченских боевиков»; «Спросите любого у него на родине, насколько он там популярен, и вам ответят, что практически все его люто ненавидят»; «Он сошел на наши берега в 2001 году, и с того самого дня его друзья в Кремле горят желанием увидеть его снова — настолько, что требуют его экстрадиции. Все помнят, как в 90-е годы четырежды женатый «первый русский миллиардер» хвалился тем, что стал членом узкого «ближнего круга» так называемых олигархов, владевших половиной всего достояния России. Тем не менее, сегодня, когда человек, наживший серьезное состояние во время самых бурных и темных периодов новейшей истории России, утверждает, что переродился и стал поборником демократии и борцом за права человека, британцы радостно с этим соглашаются».

Надеюсь, в том, что британцы радостно, если это правда, с ним соглашаются, этот противный Березовский не виноват? Блин, какую биографию делают человеку, как сказал бы классик. Сначала этот злой гений обдурил всю Россию, теперь дурит острова. Сталин отдыхает, тем паче, что около 50% от тех «всех, кто практически ненавидит» Березовского (а его ненавидят практически вся его родина, как выяснила автор), любят Сталина, о чем автор заметки, думаю, не знает.

И вместо того чтобы отказать этому малосимпатичному человеку в британском паспорте или хотя бы осложнить ему жизнь, как старику Аль-Файеду, эти доверчивые британцы его пригрели, не экстрадировали, выдали ему паспорт и приглашают еще и лекции читать. И он читает. Почему? Почему, если ему грозит опасность, он идет читать лекцию в совершенно не охраняемое помещение, а не сидит, как Рушди, не высовывая носа, неведомо где под неусыпным контролем?

Действительно, почему Березовский — не Рушди? Хороший вопрос. Вообще-то, если попытаться его запереть в одном месте без телефона, лучше без телевизора, без интернета и прочих отвлекающих деталей жизни, то, возможно, из-под его пера и выйдет что-нибудь, кроме политического манифеста. Например, роман. Про любовь, буквально. Не исключала бы полностью. Но в отличие от писателя, даже большого, «у нашего друга на 800 миллионов», как иронично называет его Стефани, больше возможностей обезопасить свою жизнь, не становясь отшельником. Да, автор заметки совершенно права: британский паспорт не гарантирует жизнь (см. историю с Литвиненко), потому что никакой паспорт никому не гарантирует жизнь. Вопрос автора, если я правильно поняла: почему, если его жизни угрожает опасность, Березовский едет на открытую дискуссию в Западный Лондон? Во-первых, потому что, скорее всего, какие-то очередные доверчивые и наивные британцы его туда пригласили. Во-вторых… На каждой пачке сигарет в европейское зоне написано, что курение убивает. Многие бросили курить. Многие — нет. То ли характер, то ли привычка. Следует признать, что поездка для выступления в Западный Лондон в 2007 году вряд ли опаснее для Березовского, чем любая поездка в Москве из точки А в точку Б в середине 90-х, когда эти «акулы капитализма» только ступили на минное поле под названием рынок. Выжили не все. У выживших, полагаю, иной порог страха, чем у среднего англичанина. Но чтобы это понять, надо немного знать про страну, из которой уехал Березовский.

«Даже Гарри Каспаров, который, как нам в Великобритании почему-то кажется, представляет собой реальную угрозу власти Путина (при том что когда бывший чемпион мира по шахматам организует акции протеста, на них приходит по паре сотен человек), публично заявил, что Березовский лжет». Вот тут мне хочется обидеться. Не за Березовского. За Каспарова. Стереотипы все же стоит фильтровать, потому что в данном случае автор заметки тупо повторяет пропагандистское клише официальной Москвы. Зачем? Нет, все, что Стефани Марш пишет про наивных англичан, которых дурит Березовский, мне понятно. Она, полагаю, это знает не понаслышке. Про свой народ она все же понимает больше и лучше, чем неместный. Но вряд ли стоит лезть во внутреннюю политику России, позицию и оппозицию, их силу и слабость. Просто не стоит, потому что тогда даме нужно было бы объяснить, что произошло в России за последние 7 лет и почему крупный шахматист, вместо того чтобы жить своей вполне благополучной жизнью, полез в оппозицию. Если же автор решит и дальше писать о России с такой же степенью компетентности, то могу подбросить ей еще пару кремлевских клише — о невлиятельной журналистке Анне Политковской, например.

Что касается того, лжет ли Березовский... Как любой политик, вполне допускаю. Впрочем, один известный поэт сказал: «Что такое ложь? — Замаскированная правда». Его звали Джордж Байрон.

Березовский досконально знает правила медиаигры, и англичанам это «ни в коем случае нельзя забывать», предупреждала Стефани Марш. Парадокс состоит в том, что пытаясь уберечь своих соотечественников от того, чтобы стать жертвами хитроумных политтехнологий Березовского, автор статьи сама оказалась в политтехнологической западне. Вот что значит ни фига не понимать про страну, из которой герой твоей заметки. Нелюбимый ею Кэмпбелл просто пацан рядом с русскими. Статья Марш, смонтированная прокремлевским телеканалом с первой полосой The Times, причем в старом варианте верстки первой полосы — это песня. Думаю, о такой «чести» автор The Times мечтала меньше всего. Виноват-то, конечно, опять Березовский, а не автор, полагаю. Ничего, это несколько добавит понимания и позволит автору продолжить цикл статей о спине, то есть пиаре, то есть медиаиграх, отвращение к которым я готова с ней разделить.