Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Им не стыдно

01.09.2004, 20:26

Парадоксальная все же ситуация. Час дня в Париже. Включаю канал «РТР-Планета», уверенная, что где же, как не на российском канале, мне сейчас расскажут и покажут, что происходит в Беслане. На экране знаменитая актриса в чем-то рыжем и пестром без причин задает участникам ток-шоу самый актуальный сегодня вопрос: «За любовь надо платить?». «Б…ь!» – искренне восклицаю я, не имея в виду ничего личного по отношению к ведущей, но неожиданно «попадая» в контекст ток-шоу, и переключаю на канал «Би-би-си». Бегущая строка «Attacks in Russia» и подробный рассказ о происходящем в Северной Осетии. Плюс картинка. Плюс вчерашний теракт на «Рижской» с картинкой. Плюс все происшедшее за последние дни. Плюс краткий перечень происходившего за последние годы. Краем сознания отмечаю союз «in», а не «аgainst», как это было во время терактов в США. То есть опасность внутри страны, а не внешняя. Переключаю на CNN. Первые новости – свои: Буш и республиканцы, международные: теракты в России и Израиле.

Дальше все новости складываются в какую-то сюрреалистическую картинку. В Москве не хватает донорской крови для пострадавших во вчерашнем теракте у метро. Это как? С 21 августа в России один за другим следуют теракты. Я не понимаю, в чем вообще состоит борьба с терроризмом, о которой бесконечно рассказывают глава государства и силовики, если даже в столице государства, находящегося, по словам министра обороны Иванова, в состоянии войны, объявленной ей террористами, нет запасов донорской крови. Может быть, дело в том, что министр обороны признал, что война идет, – сегодня, а она идет уже десять лет? А еще пять дней назад, когда взорвались самолеты, те же официальные лица пытались сделать вид, что это не теракт. А еще шесть дней назад, когда взорвалась остановка на Каширском шоссе, пытались представить это как хулиганство. А еще 21 августа, когда боевики напали на Грозный, положив 120 человек, власти не попытались даже предупредить местных жителей, что ожидается нападение, хотя ФСБ уверяет, что знало обо всем заранее. В итоге 20 мирных жителей погибли ни за что.

Каким образом наше государство борется с терроризмом? Ну каким? Если кто и предупреждал в эти дни людей об опасности – так это газеты. Это газеты раскопали информацию про чеченских девушек, которые то ли стали шахидками, то ли погибли, и их документами воспользовались шахидки. Это газеты кричали, что опасность или ходит по улицам, или ждет своего часа. Это газеты печатали биографии и портреты девушек, которые могут быть причастны к терактам. Это газеты рассказали о том, как проходили очередные честные выборы в Чечне, с которыми, конечно же, связаны все последние теракты. Это газеты первыми назвали терроризм терроризмом. И за это их ругают официальные лица. Они, видите ли, недовольны. Да если бы они хоть наполовину работали так удачно, как газеты, вывесили бы на каждом углу в Москве портреты девушек, которые подозреваются в причастности к терактам или в попытках их совершить, прокричали бы во весь голос: «Опасность!», вместо того чтобы лавировать, заминать и открещиваться, то и люди вели бы себя по-другому. У них бы включился сигнал опасности. Это важно. Это знает каждая страна, которая сталкивалась с терроризмом.

Парадокс состоит в том, что официальные власти в собственных политических интересах всю последнюю неделю пытались замять тему терроризма. Хочу напомнить, что в нормальных странах власть за такие политические игры платит по высшему счету – ее отправляют в отставку. Вспомните Испанию. Пятый теракт за последнюю неделю – это приговор российским политикам. Но платят за это обычные люди собственной жизнью.

«По существу нам объявлена война», – говорит Сергей Иванов. То-то господа министр обороны и министр внутренних дел не доплачивают своим солдатам в Чечне боевые. Вот тем самым солдатам, которые сейчас стоят в Беслане лицом к лицу с боевиками, заминировавшими школу с детьми, и ждут приказа. У нас же нет войны? У нас же мирный процесс в Чечне? Я не знаю, возможно, господам Шираку и Шредеру дешевле (с точки зрения цен на нефть) публично позориться, разделяя ложь господина Путина о мире в Чечне и честно проведенных выборах, но они рискуют остаться последними, кто в это верит.

Я совсем недавно написала колонку, что, в общем, стоило бы радоваться, что в разгар терроризма нашей страной управляют чекисты, чья прямая задача по первой профессии – охранять государственную безопасность. Но мне никак не удается за нас за всех порадоваться, потому что и с этой задачей они не справляются. А с другими задачами они не справляются, потому что просто не умеют. И все успехи, которые эти милые люди себе приписывают, – от нефти. И единственное их крупное достижение – что посадили богатого Ходорковского. Зато Басаев гуляет на свободе. И вот, писала я, когда эти милые дяди совсем заврутся в политике, а в экономике окончательно погрязнут в дележе чужой собственности, надеясь, что страну удержит рейтинг Путина, тогда придут террористы. Придет Басаев. Они придут и пройдут. Потому что они не дураки. Потому что они знают, как реально, а не в интерпретации президентских телеканалов, обстоят дела. Потому что они все понимают про российскую армию, российскую милицию, российскую прокуратуру, российский парламент, про российскую власть. Потому что они готовы за свое кошмарное дело убить и умереть. И потому что российской власти нечего им противопоставить – ни профессионально, ни, как ни странно, морально. Потому что все эти последние годы были потрачены на создание видимости благополучия и стабильности, а не на реальное благополучие и реальную стабильность. Именно поэтому у нас не хватает донорской крови, а солдатам в Чечне не платят боевые. Именно поэтому мы хороним и хороним. Именно поэтому дети сидят сейчас в заминированной школе. И ни одному из высших офицеров во власти (а они все в погонах, включая верховного главнокомандующего) не приходит в голову не то что умереть от позора, Бог им судья, но просто подать в отставку, хотя бы формально, хотя бы слова такие сказать, свидетельствующие о том, что им стыдно за то, что они не справились со своими обязанностями.

Последнее, на что я надеюсь, что эти наши так называемые профессионалы не повторят в Беслане ошибку «Норд-Оста» и не увеличат своими руками количество жертв, перед которыми в эти ужасные дни с непреодолимым чувством вины живущего склоняю голову.