Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Интернет – это фактор личной жизни

15.10.1999, 19:22

Уверена, только внутреннее пространство и останется абсолютно свободным. «Интернету» рано или поздно придется считаться с общепризнанными нормами общественной жизни, потому что по сути это просто безумно массовое средство коммуникации. Но все попытки вогнать эту глобальную сеть вместе с ее участниками в какие-то рамки столкнутся с серьезным сопротивлением этих самых участников и, главное, пользователей. Объяснение этому очень простое – для очень многих «Интернет» стал наполнителем одиночества, фактором личной жизни, а значит – существенным элементом внутреннего пространства.
       Уже хлебнув этой свободы со всеми ее составляющими — от возможности получить любую информацию или придумать и оплатить себе отпуск, не выходя из дома, до безумного секса, ужасов насилия и рецептов изготовления бомб, человек не захочет от нее отказываться. И у него будет вполне серьезный аргумент: право выбора. Это как кнопка телевизора – не хочешь слушать Леонтьева на первой кнопке, переключи на МузТВ и слушай музыку. Не нравится тебе про секс с козой, так и не пользуйся этим сайтом, читай книжки или разговаривай с Моникой Левински.
       Более того, свобода подключения или не подключения к «Интернету» тоже не ограничена. Как, впрочем, и право иметь или не иметь компьютер. И не надо на меня махать руками. Я прекрасно живу, не имея компьютера дома. Мой ребенок впервые серьезно сел за компьютер в 16 лет. И как вы думаете, что он немедленно полез искать в «Интренете»? Сайты про скейтборд. Потом взял скейт и пошел осваивать новую фигуру, о которой, видимо, узнал из «Интернета». Вместе со своей девушкой, реальной и вполне симпатичной. А в это время дети моих друзей сидят, уткнувшись в компьютер по 12 часов в день, уже не первый год, и любимые девушки или юноши у них тоже живут в компьютере. Они с ними разговаривают и испытывают какое-то свое виртуальное счастье, вызывающее у меня приступы душевной боли и желание немедленно их всех пригреть, поболтать с ними, вывести на солнышко и разбить на фиг этот заменитель реальной жизни.
       Виртуальная жизнь, наверное, не более опасна, чем реальная. Это некоторое ее компьютерное отражение со всем тем хорошим и плохим, что есть в реальной жизни. Разница лишь в том, что в реальной жизни ты можешь не столкнуться с маньяком, убийцей и извращенцем, а здесь, если любопытство столь велико, достаточно нажать пару кнопок. Я все больше убеждаюсь, что виртуальный мир стал неким пятым измерением, которого лично я опасаюсь и в свой дом постараюсь не пустить. Но это мой выбор.
       Я признаю за другими иной выбор.
       Любые ограничения в «Интернете», если в этом есть общечеловеческая необходимость, имеют смысл только на международном уровне и в рамках некоторого международного законодательства на сей счет. Отдельно взятая страна, вносящая свои ограничения, ничего не добьется, потому что запрещенное здесь можно обнаружить на ином, иностранном, сайте. В том числе открытом и российским гражданином в какой-нибудь Алабаме. Меня куда больше волнует право на защиту конкретного человека, в чью частную жизнь, например, вмешалась глобальная сеть. Или который в ней же оболган. С этой точки зрения все электронные газеты, на мой взгляд, должны жить по закону о печати, как и остальные СМИ. Запретить печатать в них компромат или сливы – глупая и ненужная затея. А то они на бумаге не печатаются. Но герои электронных заметок должны иметь право защитить себя через суд и потребовать опубликовать опровержение, как и обиженные герои телепередач или газетных публикаций. Правда, не вполне понятно, что делать с сайтами типа «Коготь», которые сливают информацию и называют конкретных людей, но при этом никаким боком к СМИ не относятся.
       Что делать, что делать? Читать, если интересно. В конце-концов можно же и на это посмотреть оптимистически: в «Интернете» даже спецслужбы заговорили. Своим голосом.