Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Запах французской женщины

12.03.2000, 17:12

Французская национальная ассоциация по предупреждению алкоголизма сообщила, что 2 миллиона француженок – алкоголички. И что это ведет к вырождению нации и все такое.
       Вот мой добрый знакомый, навестивший меня в Париже, встретил в соседнем баре очень известную французскую актрису. Актриса не просто очень знаменитая, а Актриса с большой буквы. Выглядела она неважно. Дама пришла в бар с двумя дюжими молодцами — какими-то «совсем ей не под стать», как сказал мой приятель. Актриса сидела и выпивала. До тех пор, пока эти два парня просто не подхватили ее под руки и не вынесли из бара. У них, как оказалось, такая работа. Нести было недалеко – буквально два шага, до дома на одной из самый красивых площадей Парижа.
       Я сознательно не называю имени актрисы. Именно потому, что ее знают все. Парижане мне сказали, что никакой тайны тут нет, актриса спивается, поговаривают и о наркотиках.
       Вообще-то, когда французы говорят «спивается», то им особенно верить нельзя. В эти два миллиона женщин, например, они вписали всех дам, которые выпивают ежедневно не менее трех бокалов любых алкогольных напитков. Узнав о критериях, я начала следить за собой. Ну, три стакана вина ежедневно я, наверное, не выпиваю, потому что все-таки за рулем, но бокал-другой винца на ночь – да запросто. То есть, по здешним меркам, спиваюсь, точно.
       Более того, я стала наблюдать за дамами в ресторанах и прочих питейных заведениях и обнаружила, что они нередко выходят навеселе. Вообще, здесь нередко можно встретить двух женщин, зашедших выпить, закусить и поболтать. Первое, втрое и третье они делают изрядно. Но здесь вообще такой ресторанный образ жизни. Ресторан – это не просто место, куда приходят поесть. Это способ общения. Ну а коль скоро общаются в ресторане, то и выпивают, разумеется. Может быть, это и сыграло с французскими дамами злую шутку?
       Я спросила женщину, живущую в Париже не первый год, какие они, француженки? «Нервные,— ответила мне она,— у них тяжелая жизнь». «У них тяжелая жизнь?! — изумилась я. — Да тогда все русские женщины уже давно должны были бы спиться. А вместо этого спиваются мужчины». «Кстати, о мужчинах,— добавила моя собеседница.— С ними здесь тоже плохо».
       — В каком смысле «тоже плохо»?
       — В том смысле, что не хватает. Мало их, мужчин. Настоящих.
       — Ну, знаете, настоящих мужчин везде немного.
       — Но здесь просто половина – педерасты. Вот, посмотрите.
       — Но это мы с вами просто сидим в таком специфическом районе.
       —А где теперь неспецифический район? Сопьешься тут.
       Далее мы выяснили, что французские женщины к тому же подвержены депрессиям, легко переходят от одного настроения к другому и вообще психически неустойчивы. По мере протекания разговора я проникалась все большим уважением к своим соотечественницам, которые, в отличие от француженок, такое пережили…
       Оставим в стороне вселенские катаклизмы – типа попыток строительства коммунизма, ГУЛАГа и войн. Да у нас еще недавно каждый день был войной: за масло, колбасу, бюстгальтеры и духи «Клема». Нам еще недавно делали аборты без наркоза. Мы еще помним, как брали штурмом «Детский мир», чтобы одеть детей, и из-под земли доставали им иностранное детское питание. Да, и мужиками Бог не обидел. Что не мужик, то или пил, или бил.
       Я знаю и в России крепко выпивающих женщин. И стараюсь к ним не приближаться больше, чем на один вечер. Вот парадоксально: среди них не знаю ни одной, у которой количество потребляемого алкоголя мотивировалось бы количеством невзгод, выпавших на ее долю. Скорее всего, дело не в этом. Ни у нас, ни здесь, во Франции, ни вообще где бы то ни было.
       Я-то думаю, что все дело в неумении переносить одиночество. Это очень тяжелая ноша. И это не зависит от того, есть ли у тебя муж, любовник, дети и отличная работа или ничего этого нет. Фраза Сомерсета Моэма: «Каждый из нас одинок в этом мире» – банальна, но верна практически для каждого из нас. Похоже, все дело в том, как распорядится этим одиночеством или каким способом его превозмогать.
       Парадоксальная штука – женщине сложнее, чем мужчине, слезть с иглы, бросить пить и курить. Это установленный факт. У женщин выше степень привыкания и зависимости. Они привязчивы, черт возьми. Так что парадоксальным мне представляется не то, что женщины выпивают, а то, что все еще есть не выпивающие женщины.