Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Особенности английского юмора

20.11.2003, 20:05

Мне так и не удалось встретиться с Бушем. А ведь все к этому шло. Во вторник утром мы с моим добрым знакомым отправились из Парижа в Лондон. Я знаю, что среди моих читателей есть немногочисленная группа, почему-то нервно относящаяся к моему передвижению по миру и даже к моей работе во Франции. Они могут спокойно пропустить эту колонку.

Остальным безродным космополитам рассказываю. Это было чистым совпадением – мы поехали в Лондон именно в тот день, когда 14 тысяч охранников порядка уже начали обеспечивать первый государственный визит американского президента в Великобританию. По этому поводу моя благоразумная мама ограничилась коротким, но бесспорным замечанием: «Детка, по-моему, вы выбрали для поездки не самый удачный день». Сидя в поезде, мы начали морально готовиться к тому, что весь Лондон перекрыт, вникали в возможные маршруты передвижения антибушевских демонстраций, выбирали путь от вокзала к гостинице, минуя Букингемский дворец, отданный на время визита американской делегации. В общем, приехав на вокзал Ватерлоо, мы были готовы к худшему.

Таксист весело улыбался и, естественно, говорил о погоде. Я аккуратно поинтересовалась, какая обстановка в городе. «Вы о Буше? О, мадам, все дороги перекроют в 16.00. В ближайшие дни тут будет весело». Совершенно не разделяя его оптимизм, мы отправились в гостиницу.

Город жил нормальной жизнью. Ничто не предвещало. Букингемский дворец, как всегда, окружала толпа туристов, били фонтаны, в парках гуляли люди. Ни одной пробки. Газеты и телевидение сообщали, что господин Буш с супругой, а также Колином Пауэллом и Кондолизой Райс приземлятся в открытом только для них аэропорту Хитроу в 19.00. Мы проскочили до начала ажиотажа и вздохнули с облегчением.

Не тут-то было. Вечером нам предстояло отправиться в гости, причем за город, причем в том же направлении и в то же время, откуда и когда в город должны были переместиться высокие американские гости. Мозги у нас работали по-московски: все, дорога будет перекрыта и туда и обратно, мы опять влипли, лучше никуда не ехать… Я с тоской вспомнила часовые стояния на Рублево-Успенском шоссе, когда не то что Путин, а его министры и администраторы едут то ли к нему, то ли к себе, то ли от него, то ли в Кремль. Никогда не поймешь, но все перекрыто глухо и бессмысленно долго, то есть очень загодя.

Отправляясь, тем не менее, на ночь глядя за пределы Лондона, я вдруг решила, что ладно, черт с ним, ну застрянем, но по крайней мере увидим приезд Буша, оценим кортеж, посмотрим, как здесь перекрывают дороги и вообще погрузимся в обстановку визита.

Едем. Все спокойно. Ровный не сильно густой поток машин в город и из города. Время уже перевалило на 19.00. Ни одной остановки, ни одного полицейского кордона. Простые участники дорожного движения занимают все полосы в обоих направлениях. Как же так? Я начала расстраиваться. И вдруг где-то вдалеке появились проблесковые маячки. Ну, слава богу. Но движение-то продолжается! Все себе едут, и проблесковые маячки несутся, обогнали всех и унеслись. Это явно не Буш. Я спрашиваю шофера. Он предполагает, что американский десант перебросили в Букингемский дворец вертолетом. И оказывается прав, как выясняется уже на следующий день утром.

Парадоксально, но в момент прилета и еще час-два спустя по телевизору не показали ни одного кадра о прилете Бушей, встрече в аэропорту с принцем Чарльзом. Показывали только снайперов на крыше Букингемского дворца. И какую-то даму, которая в отличие от 100 тысяч демонстрантов, собравшихся в эти дни клеймить Буша позором, задавала окружающим только один вопрос: «А вы хотели бы жить под властью Саддама Хусейна?». И не получала ответа. Потому что те, кому она задавала этот вопрос, явно не хотели бы жить под властью Хусейна, но и под властью Буша они тоже не хотели бы жить, а как совместить эти два нехотения в одно, никак не могли внятно придумать.

Последний ночной репортаж, который я увидела, беспрепятственно добравшись из-за города в гостиницу, начинался словами, которые я разделяла от всего сердца: «Невидимый Буш начал первый государственный визит в Великобританию». Лучше бы мы попали в пробку или влипли в демонстрацию… Но приехать в Лондон в день визита американского президента и не обнаружить ну ровным счетом никаких его следов – это задевало мои профессиональные чувства.

Утро среды компенсировало все. Первой новостью шел не Буш, и не королева, и не Блэр. А журналист «Дейли Миррор», который два месяца назад по заданию редакции устроился лакеем в Букингемской дворец и покинул его через полтора часа после прилета Буша. Никто не проверял парня, хотя для этого достаточно было набрать его фамилию в интернете. Так же мог устроиться туда же на работу любой террорист. Он должен был подавать семье Буш первый завтрак. Он мог с ними сделать все, а заодно и с лучшей частью администрации президента, которая должна была разделить с Бушем первый завтрак в Лондоне. Благодаря сделанным им фотографиям я узнала не только, как выглядит кровать, на которой предстояло спать супругам Буш, но и как выглядит кровать, на которой спали Путины. Потому что это одна и та же кровать.

Англичане все же удивительный народ, думала я, проезжая в среду утром мимо временной резиденции Буша. Полицейские в яростно желто-зеленых жилетках стояли на каждом шагу. По периметру площади перед дворцом было полно телевизионных машин и камер. За оградой дворца виднелся вход, украшенный цветами американского флага, а рядом — небольшая трибунка, где тоже устанавливали телекамеры, видимо, для подхода к прессе. Но покой в городе был соблюден. Машины двигались в двух шагах от завтракающего Буша. А прохожие с любопытством рассматривали фотографии в «Дейли Миррор», имея теперь точное представление не только о цвете покрывала на кровати и обивке дивана в спальне Бушей, но и о вилках и ножах, которыми пользуются в этот момент гости. Мне стало смешно, хотя и не сразу. Но в этом и есть особенность английского юмора.