Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Разгладить утюгом извилины

22.01.2003, 19:36

Борис Йордан без боя сдал свои позиции на медийном рынке. Как истый американец, акционер имеет право позвать и послать, так о чем же скандалить? Мавр сделал свое дело, мавр может умереть. Но до этого он еще может неплохо пожить. Дискуссия о свободе слова скучно, но справедливо перетекла в меркантильную плоскость – сколько заплатят правильному Йордану: 10 миллионов, или 15, или?..

Но как же было бы смешно, выйди Йордан вчера на пресс-конференцию и произнеси какие-нибудь слова об отстранении его по политическим мотивам! Даже неважно, была бы эта констатация справедливой или нет. Человек, пришедший ночью «брать» НТВ, победитель в «споре хозяйствующих субъектов», напрочь отрицавший политические причины в отъеме у Гусинского принадлежавших ему СМИ, вдруг заговорил бы языком Гусинского и признал бы, что и сам теперь стал гонимым по политическим мотивам. Как сказал один мой знакомый: «Что, теперь все бросим и будем Йордана защищать?» Действительно смешно.

Прагматичный американец все же кое-чего не учел. Можно, опираясь на поддержку высокопоставленных (или высокопоставленного) заказчиков, отобрать у неугодного Гусинского СМИ и убедить его продать за бесценок еще не отобранное в обмен на свободу товарища. Но удержаться во главе этих СМИ можно, только беспрекословно поддерживая того самого высокопоставленного. Таково условие сделки. И я полагаю, что Йордан ни в коей мере не помышлял нарушать эти условия. Но получил-то он в руки не завод по изготовлению кирпичей, а средства массовой информации. Причем частные, зарабатывающие себе на жизнь и развитие. А они живут по своим законам, которые диктует профессия, или не живут вообще, потому что, игнорируя законы профессии, просто не заработают себе на жизнь денег. И вот тут начинаются проблемы.

На кирпичном заводе можно без ущерба поменять прораба. А Парфенова без ущерба для канала не поменяешь. Его смотрят миллионы и тогда, когда он хвалит руководство страны, и тогда, когда он над ним смеется. Лояльность Йордана по отношению к тем, кто привел его на канал, постоянно вступала в противоречие с прагматичностью бизнесмена, который понимал, что на канале есть некоторое количество брендов, которые и делают этот канал привлекательным для рекламодателей. Потому что их смотрят, потому что у Шустера и Парфенова рейтинг, потому что этот рейтинг не зависит от довольства или недовольства Кремля. Потому, елки зеленые, что так, и только так и работают частные СМИ. И это единственная гарантия их независимости. Профессионалы Шустер и Парфенов неминуемо подставляли вполне, как мне кажется, симпатичного им Йордана. То есть они радовали Йордана-бизнесмена и пилили сук под Йорданом-слугой.

И спилили. Потому что в стране иногда (лучше бы никогда) тонут подводные лодки и террористы берут заложников. И в эти трагические дни президент Путин хочет, чтобы не только весь народ, но и все СМИ смотрели на происходящее его глазами, ну в крайнем случае глазами спецслужб. А эти чертовы СМИ смотрят через объективы своих профессиональных камер. И довольно часто видят и, о ужас, показывают не то, что видит президент, и не то, что он хотел бы, чтобы они показывали. И вот тут Йордан сплоховал. Ему бы закрыть собой этот объектив и попридержать за руки и за язык журналистов. А он поступил как американец, для которого свободный доступ к информации — незыблемый принцип, а не как русский чиновник, для которого незыблема только воля вышестоящего начальства. Кстати, не фига было Кремлю с «Газпромом» американца нанимать. Красиво, но не надежно.

У этой истории есть еще один нюанс, на мой взгляд, весьма существенный. Он касается личных качеств господина Путина. Российский президент позволяет себе личные обиды и действует исходя из этих обид. Очень опасная черта, особенно если ее носитель занимает высший пост в стране, тем более в России. Так было и в истории с «Курском», и с первым каналом. Так теперь в истории с «Норд-Остом» и НТВ. Увы, и после двух лет у власти Путин так и не научился преодолевать свои личные обиды. Выглядит это приблизительно так: мне было так трудно, а вы… Такое ощущение, что в кризисной ситуации шаг влево или шаг вправо от его собственного видения этой ситуации Путин приравнивает к предательству. И хрен бы с ним, но он президент. И дальше следуют оргвыводы.

Мне совсем не жалко господина Йордана. Он в полном порядке. Гораздо интереснее, что будет делать тот, кто придет ему на смену. Окончательно выравнивать линию канала в соответствии с линией партии и правительства? До беспредельности? И как? Разглаживая утюгом извилины Парфенова и Шустера? Обреченная ситуация.

Единственное, о чем я жалею в контексте ухода Йордана, — это о том, что ни он, ни Кох так и не решились рассказать, как все это было – в деталях, с самого начала, когда они пришли, чтобы отнять у Гуся канал. Деньги, конечно, серьезный аргумент в споре с истиной. До какого-то времени. Так что, уверена, истина тоже рано или поздно станет известна. Подождем.