Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Главные уши страны

04.09.2002, 18:38

В России кто-то прослушивает депутатов парламента. А кто-то еще и приторговывает этими записями. Это сродни «Уотергейту». Если страна себя уважает, подобный факт влечет за собой чудовищный скандал и политический кризис. Посмотрим, чем это обернется у нас.

Должна признаться, что это малоприятное ощущение — разговаривая по телефону, все время учитывать, что тебя могут слушать. Даже если говоришь с собственной мамой. Потому что если слушают, то слушают все – от разговоров с подругой о шмотках, с любовником о личной жизни до разговоров с так называемыми ньюсмейкерами, к коим может относиться кто угодно: кремлевские чиновники, олигархи, депутаты, члены правительства, священники… Слушают конкретный номер конкретного человека, погружаясь во все разнообразие данной человеческой жизни. Лучше об этом не думать и вообще наплевать.

Совершенно не страдающая манией преследования, я довольно долго издевалась над всеми своими знакомыми, которые утверждали, что их «слушают». Пока в один прекрасный момент года полтора назад не раздался телефонный звонок. Коллега, выпускавший в то время (а может быть, и продолжающий выпускать) один из «компроматных» сайтов, несколько путано объяснил, что неважно как, но у него оказались записи моих телефонных разговоров. Последовала пауза. Собеседник явно ждал, что я спрошу: «С кем?». А я и не собиралась. За десять лет работы журналистом в России я говорила практически со всеми российскими политиками и общественными деятелями и как минимум с половиной крупных бизнесменов. И какая в сущности разница, с кем? Вместо этого я спросила: «И что?». Он объяснил, что если мне это очень неприятно и я попрошу его не публиковать эти записи, то он их не опубликует. «А у тебя записи только моих телефонных разговоров?» — спросила я. «Ты что! Их тут куча. Ты можешь посмотреть на сайте. Мы частично уже опубликовали». «И вы не звонили этим людям и не предупреждали, как меня?» — «Нет.» — «А ко мне хорошо относитесь, поэтому готовы «пощадить»?» — «Ну-у-у».—«Валяйте, ребята, печатайте. Уплачено же, поди. И пошли вы…»

Самое смешное, что был опубликован мой разговор, в котором я объясняла собеседнику, вернее собеседнице, что она совершенно помешалась на «прослушке», разучилась нормально говорить по телефону, и кому вообще и с какой стати нас слушать. А она, умница, объясняла мне, что я наивная дура. Я очень хорошо помню этот разговор. Опубликованный «компромат» соответствовал действительности. На внутренний вопрос, кто мог слушать меня, у меня сходу нашлось минимально три-четыре адреса. Но, в общем, это не существенно. А вот кто слушает депутата Государственной думы (любого!), это существенно.

Немцов, надо отдать ему должное, прочитав в «Совраске» расшифровку его телефонного разговора с белорусским оппозиционером, не стал кричать, что не было, не говорил, и требовать экспертизы. Наоборот, он сказал, что было и все так именно и говорил. И его в этой истории совершенно справедливо интересует самый важный вопрос: кто и с чьей санкции слушает депутатов Государственной думы? Немного зная Бориса Ефимовича, надеюсь, что этот вопрос без ответа генпрокурору оставить не удастся. То есть Борис Ефимович до него дозвонится. Возможно, даже не он один, если учесть, что у странного продавца кассет с записями телефонных разговоров, как утверждают газеты «Завтра» и «Советская Россия», был довольно широкий выбор аудиопродукции, и все с депутатскими голосами.

Теперь к вопросу о том, кто может слушать депутатов парламента. Особо следует отметить, что слушали именно телефон в кабинете в Думе, а не мобильный или частный телефон Немцова. То есть, может, и скорее всего, их тоже слушают, но опубликована стенограмма разговора, который велся с рабочего телефона депутата. Если не ошибаюсь, за безопасность всех видов коммуникаций обеих палат парламента, как и правительства, и Кремля и вообще всех жизненно-важных государственных органов и организаций отвечает ФАПСИ. Это федеральное агентство выделилось когда-то, уже в разгар перестройки, из системы КГБ. По-хорошему, начальника ФАПСИ за происшедшее надо увольнять. Получается, что контора весьма ненадежна и никого не может защитить от прослушки. Напомню, что это не первый случай, когда не смогла защитить. Достаточно вспомнить подробные расшифровки телефонных разговоров Александра Волошина, которые велись по его рабочему телефону в Кремле. Тоже, между прочим, недурная история. Но Волошин шум не поднимал. Почему-то. От Немцова «тишины», думаю, не дождутся.

Обратите внимание, что записи принесли в так называемые патриотические издания. Правда, среди «записанных» был и Зюганов, но очевидно, что «Завтра» и «Совраска» за своего-то платить деньги точно не будут. А вот Немцова (а также, возможно, Хакамаду, Юшенкова – поживем увидим) купили. Тут я не к месту вспомнила, что некоторые нормальные масс-медиа гоняются за видеозаписями бен Ладена и покупают их за 30 тысяч долларов. В общем, дешево. И понятно, почему покупают – этот человек считается опасным для человечества. Интересно, почем российские патриоты «брали» российских демократов? И ради чего? Ради того, чтобы все еще раз узнали, как Немцов или Кремль относятся к Лукашенко? А кто-то еще не понял? Разве что патриоты и их читатели.

Итак, кто должен защищать, может ведь и слушать. Логично. А может вопреки обязанностям не защищать, а именно слушать. И если учесть, что ФАПСИ – это нормальная спецслужба, и работает там значительное количество выходцев из других спецслужб, а спецслужбы всегда ближе к «патриотам», чем к коллективному Немцову, то стопроцентно исключить вариант участия ФАПСИ во всей этой истории не могу.

Более того, если телефоны депутатов как-то защищены от внешних ушей, а должны бы, то в любом случае действовали профессионалы. У нас таких организаций не так много. И вы их знаете. И все они считают себя единственными истинными патриотами. Уверена, что этим организациям было, есть и будет плевать на санкцию суда, без которой по новому законодательству ни одна прослушка производиться не может.

То, что произошло, – политическая акция, это прямое вмешательство в политику. Речь, помимо всего прочего, идет о лидере политической партии, к тому же партии, которая, по крайней мере на словах, считается оппозиционной. Юшенков тоже лидер и тоже оппозиционер. Зюганов тоже лидер и тоже в некотором смысле оппозиционер. Что происходит? В Америке такие «шуточки» закончились импичментом президента. Если Немцов не полный лох, то можно с уверенностью утверждать, что сегодня в России начался один из крупнейших за последние годы политических скандалов.