Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Убивать или книги писать

26.06.2002, 18:34

Холодова не убивали, он себя сам заминировал, а Калугин не служил верой и правдой советскому режиму. Один вывод из двух сегодняшних судебных событий. И второй: в России все еще безопаснее убивать, чем писать книги.

По какой-то невероятной иронии судьбы эти два приговора суда были вынесены в один день. На процессе по делу Холодова был свидетель, подтверждавший, кем, как и для чего изготовлялось взрывное устройство. На процессе по делу Калугина не было ни Калугина, ни свидетелей, ни достаточного количества материалов, ни журналистов. Просто строчки из книги, опубликованной 8 лет назад. Обвиняемых в убийстве журналиста отпустили в зале суда. Обвиняемого Калугина приговорили заочно к 15 годам колонии строгого режима с лишением звания, пенсии и всех государственных наград.

Все как-то закольцевалось. Стоя среди сотен других коллег у гроба Холодова, не очень верила, что мы узнаем имена убийц. Беря первое интервью у еще никому не известного в широких кругах генерала Калугина, не очень верила, что чекисты когда-нибудь ему простят.

Парадоксально, но Калугину в свое время помог путч 1991 года и приход к власти Ельцина. Потому что накануне путча Горбачев (по-моему, без всякого суда) лишил уже его однажды погон, пенсии и наград. Никакой книги он тогда еще не написал.

Великое тайное братство спецслужб побеждает. Приговор по делу Холодова означает: «Мы своих не сдаем» — и офицеры ВДВ спокойно отправляются дышать свежим воздухом. Приговор по делу Калугина означает: «Мы не прощаем предательства». А Калугин действительно предал, но не Родину, а тайное сообщество, гармоничным и не последним членом которого был несколько десятилетий. Я, кстати, не очень понимаю, почему это сообщество с такой неукротимой энергией продолжает ассоциировать свои прошлые интересы с интересами нынешней Родины. Заметьте, что Калугина осудил постсоветский демократический (так теперь принято говорить) суд не за соучастие в качестве офицера советской разведки в убийстве диссидента Маркова, а за раскрытие тайн тоталитарного КГБ. Так что же защитил таким образом наш демократический суд?

Есть еще третий приговор, вчерашний, по делу Литвиненко. Который по своей несуразности может означать только мелочное: «Не на того работаешь, мужик» — и предостережение: «Ты подумай, стоит ли книги-то писать?». Тут, кстати, и приговор Калугину. Книжки – штука небезобидная. А вот если бы Литвиненко грохнул Березовского (говорит, что был приказ), то отмазали бы, как пить дать. Да еще с повышением и награждением. И никто бы не узнал, как мы до сих пор не знаем, кто убил Диму Холодова, Влада Листьева, сотни бизнесменов…

Восемь лет прошло с убийства Димы. Восемь лет назад вышла книга Калугина. Как же символично все, что происходит. Одно преступление останется безнаказанным. Второму не простят никогда – ни через десять лет, ни через 15, ни после смерти. Чего же чекисты ждали 8 лет? Почему не осудили сразу после выхода книги? Ждали, когда вернется их время, когда приговор будет наверняка и пожизненно (15 лет при нынешнем возрасте Калугина – это почти наверняка пожизненно). Ждали, когда придет «свой» и, стиснув зубы, еще не став президентом, назовет Калугина предателем или скотиной.

Не помню уже, в какие именно слова Путин облек свое отвращение. А суды у нас очень чувствительные. Они без усилия улавливают внешние импульсы. Им понятно, что армию сейчас трогать нельзя, поэтому убийцы Холодова и Буданов в зону не пойдут. А неудовлетворенные желания чекистов – это сегодня опасно, поэтому лучше провести (на излете тоталитарного закона о заочном осуждении) похожие на мастурбацию, поскольку в отсутствие объектов желания, процессы над Калугиным и Литвиненко и осудить недосягаемых «негодяев». Во имя славного прошлого. Это стоит хорошо усвоить. Небольшая, но все же компенсация ребятам с Лубянки за падение Берлинской стены, за разрушение Советского Союза, за все попытки реформировать их дружный и весьма жизнеспособный коллектив. За провал в 91-м, за страх повторить судьбу своих коллег из соцстран.

Все симптоматично и все так до следующей смены власти, когда суды снова чутко уловят меняющееся настроение. Так уже было. И если через какое-то время какой-нибудь новый президент призовет старика-Калугина вернуться из американской «зоны», чтобы наконец реформировать Лубянку, я не удивлюсь. И если вдруг окажется, что офицеры ВДВ, выпущенные сегодня на свободу, все же убили Диму Холодова, я тоже не удивлюсь. Я и сегодня не удивляюсь. Мальчика жалко очень. Да и нас всех немного.