Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лего от Путина

17.04.2002, 18:16

Таинственность вокруг президентского послания достигла таких невиданных доселе высот конспирации, что невольно возник самый простой и естественный вопрос: а чего тут, собственно, так уж секретить? Не военная тайна же разрабатывается, а публичное послание президента страны Федеральному собранию, которое мы все можем заслушать в прямом эфире.

Не найдя ответа на этот простой вопрос, я спросила коллег. Один из них задумался и сказал, что подготовка президентского послания более всего напоминает ему сдачу последней заметки перед дед-лайном, то есть перед закрытием номера. Время поджимает, и вот тут начинаются сразу все проблемы – или заголовок неудачный, или вводка невыигрышная, или первый абзац никуда не годится или еще какая-то лажа. И все это в последний момент подправляется, перепридумывается, переписывается и доделывается. Валера Панюшкин считает, что мой дурацкий вопрос свидетельствует о полном непонимании характера взаимоотношений президента с народом, то есть отца народа с его детьми. Послание, оказывается, это вовсе не тайна, а сюрприз. Ну типа подарка ребенку на день рождения. Вот решила ты, рассказывает Панюшкин, подарить своему сыну на день рождения лего. Купила и положила в шкаф. И сын уже знает, что ты ему собираешься подарить, и ты знаешь, что он знает, и все знают, в каком шкафу это лего дожидается своего часа, но все играют в игру – якобы даже не догадываются. Иначе же сюрприза не получится. Так и с посланием.

Действительно, основной вопрос: станет ли послание реальным сюрпризом или мнимым. И чем больше вокруг него таинственности, чем выше ожидание, тем больше риск разочарования. А вот как раз разочарование сейчас было бы для президента весьма некстати. Во-первых, потому что в какой-то степени оно уже витает в воздухе просто по арифметическим причинам – полсрока позади, и безотносительно к личности лидера градус народного расположения в лучшем случае достиг приличной отметки и замер. А скорее всего, пополз вниз. По непонятным мне причинам президент слишком «подвесил» себя на ожидания, связанные с посланием, откладывая точно сформулированные ответы на огромное количество вопросов до обнародования этого программного документа. Все замерло и ждет развернутого ответа на основной вопрос: какой будет политика страны, по крайней мере, в два ближайших до выборов года. Все остальное — так или иначе производное, вытекающее из политической программы.

Однако, если верить Глебу Павловскому, амбициозные политические задачи президент намерен озвучить только осенью. Предположим, он знает. Свое сенсационное недовольство недостаточно амбициозными планами правительства президент уже высказал, не дожидаясь послания. Скорее всего, окажутся правы скептики, не ожидающие от послания ничего особенного. Поразить воображение избирателя можно было бы кардинальными кадровыми перестановками, но, во-первых, для этого не нужно никакого послания, а во-вторых, стратегия развития страны даже на ближайшее будущее – это нечто большее, чем смена персонала.

Полагаю, что в послании будут два-три относительно сенсационных тезиса, на которых и сосредоточатся впоследствии обозреватели. Например, что-нибудь про коммунистов. Возможно, что-нибудь про фашистов с учетом активизации темы скинхедов. А в остальном – как обычно: мы и дальше будем бороться с терроризмом, отстаивать свои интересы на Кавказе, сближаться с цивилизованным миром и становиться частью Европы.

Павловский, безусловно, прав, когда говорит, что судьба всей политической системы России находится в руках одного человека – президента Путина. Он только не говорит о том, хорошо ли это. Я бы и свою личную судьбу не доверила одному человеку, а уж судьбу всей страны…Тем более человеку, который не склонен никому доверять. Тем более человеку, которому явно импонирует солировать на площадке, поэтому он расчистил ее так, что сегодня ни один аналитик не может толком ответить на вопрос: что такое команда президента и есть ли она вообще.

Короче, в ситуации, когда будущее страны зависит от одного человека, очень хотелось бы понять, есть ли у него вообще идеи. Не сиюминутные, не те, которые успокоят на время жителей Воронежа, вызовут аплодисменты недолюбливающих олигархов обывателей, улучшат на несколько дней настроение пенсионеров и заставят Матвиенко, забыв обо всем, пару недель заниматься только беспризорными детьми. А идеи, которые хотя бы через два года смогут объяснить тем, кто голосовал за Путина в 2000-м, как (конкретные шаги) он собирается сделать Россию сильной, независимой и уважаемой мировым сообществом страной и что он вообще имел в виду.

Уровень мышления – вот по сути то единственное, что демонстрирует президент в своем ежегодном послании. По посланию будут судить о нем. И он это понимает. Поэтому и откладывал, дописывал и переписывал, оттягивал дед-лайн. Но из шкафа, если продолжить аналогию Панюшкина, каждый может вытащить только то, что там есть. Если, конечно, это не иллюзионист.