Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Молчание ягнят

03.04.2002, 17:11

Помните, как в «Укрощении строптивой» муж воспитывал непокорную жену? В ясную лунную ночь он говорил ей, как ярко светит солнце. И она соглашалась. «Да нет же, — перебивал он сам себя, — это же луна так ярко светит». «Конечно, луна», — отвечала вышколенная супруга. «Нет, все-таки солнце», – настаивал он. «Солнце», — не глядя в окно соглашалась когда-то строптивая. Вот приблизительно так же, как эту удачно перевоспитавшуюся даму, нас пытаются научить реагировать на скинхедов и прочих фашистов.

«Да нет, это болельщики». — «Ну, конечно». — «Вообще-то они еще слегка и хулиганы». – «Да-а, вот и нам так кажется». – «Напрасно, просто болельщики. Милые пацаны, но нервные». – «Действительно. Только вот свастики-то зачем на стенах рисуют?» – «Да, дурят иногда. А вообще-то это наши простые парни».

Я не про «наших», не про парней. Подонки были и есть в любой стране. Расистам нравится бить по головам черных. Фашистам нравится рисовать свастики на синагогах. В этой ситуации мне интереснее мы сами, общество, избранные этим обществом законодательная и исполнительная власти, призванные служить обществу органы всяческой безопасности.

Во Франции подожгли синагогу. Тут же президент страны делает официальное заявление и требует от полицейских установить посты перед всеми храмами. У нас фашисты устраивают погром в Царицыне, убивают азербайджанца, убивают черных студентов, проламывают череп чернокожему сотруднику французского посольства, оскверняют синагогу, призывают к созданию фильтрационных лагерей в Краснодаре, практически официально предупреждают всех «не наших», что берегись вокруг 20 апреля (день рождения Гитлера), мы вас достанем: чернож…, косоглазых, пейсатых, желтокожих, а также остальных «неопределенных» включая панков, рэперов и прочую нечисть. Ноль реакции.

Все ослепли и оглохли? Неожиданно онемели? Все дружно поверили, что это просто хулиганы, просто резвящиеся болельщики? Но если болельщик проламывает кому-то голову металлическим прутом, то, может быть, он переходит уже в какую-то иную категорию. Убийц, например. Но если про убийцу охранники правопорядка нам объясняют, что это болельщик, то кто спятил: менты или молча принимающее этот бред общество со всем перечисленным выше набором властных структур?

«Да нет у нас никаких скинхедов», — на голубом глазу заявляет московское милицейское начальство. Спуститесь к народу, господа начальники, в метро. Нет, там, конечно, встречаются и просто лысые милейшие люди, разумеется, разных национальностей и возрастов. Но не заметить «наших пацанов», передвигающихся группами и крепко выражающихся, вам будет сложно. Дело в том, что их много. Очень много. Приблизительно как болельщиков «Спартака», плюс «ЦСКА», плюс «Торпедо» и так далее по списку.

Их уже очень много, и они не стесняются. А это уже диагноз общества. Их боятся и стараются обходить стороной, и главное — не встречаться с ними поздним вечером в подземном переходе. Это страх на бытовом уровне. От этого страха пацаны расправляют и без того, порой, вполне внушительные плечи. Они ощущают себя теми САМЫМИ героями из фильма «Спецназ», или «Брат», или «Война». Ассенизаторами земли русской.

Загон все еще открыт. Ягнята могут бежать и спастись, и утром их не зарежут. Но они жмутся друг к другу и не бегут. И покорно ждут утра и казни. Так это выглядело в фильме «Молчание ягнят». Нам кажется, что наше молчание ненаказуемо. Но мы уже наказаны тем, что боимся отпускать вечерами своих детей, боимся спускаться в подземные переходы, боимся задеть локтем бритоголового в метро, боимся, когда близкие идут на футбол и рок-концерт. Мы стали страной, в которой негры боятся отпускать своих детей в русскую школу. В нашей стране чернокожие студенты не чувствуют себя в безопасности не только на улице и в институте, но и в здании собственного общежития. Мы стали страной, культивирующей ненависть к кавказцам. Мы остались страной неизбывного антисемитизма. Все вышеперечисленное к криминалу имеет лишь частичное отношение. Это политика.

При полном молчании президента, премьер-министра, Думы, Совета федерации, просто приличных людей и общей растерянности и запуганности беззащитных обывателей страна стремительно загоняет себя в фильтрационный лагерь, которым будут править бритоголовые. Если «наши пацаны» действуют только по своему усмотрению, а не по указанию «сверху» или «сбоку» (а такие подозрения есть даже у простых оперативников из МВД), то молчание непонятно. Создается такое ощущение, что окрыленные сногсшибательными рейтингами и ростом ВВП люди, несущие ответственность за страну, потеряли способность оперировать самыми простыми человеческими категориями. Напоминаю. Есть такое простое слово — «стыдно». Оно вполне подходит к молчаливому непротивлению фашистам. А есть еще такое грустное слово — «поздно». Это когда наступает утро, и баранам, так и оставшимся в открытом, впрочем, загоне, перерезают глотку.