Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кому будет плохо

23.02.2002, 12:24

Один грузинский знакомый уже после обретения Грузией независимости в сердцах сказал своему русскому другу: «Если грузины через десять лет не смогут читать Пушкина в оригинале, что, Пушкину от этого будет плохо? Пушкину плохо не будет, а грузинам будет». Вслушиваясь в истерические вопли российских чиновников всех рангов, включая президента, по поводу того, как наказать Олимпийский комитет и вообще все человечество за наших обиженных спортсменов, хочется спросить: если Россия покинет Олимпиаду, кому от этого плохо будет? Олимпиаде и человечеству плохо не будет.

Я вполне допускаю, что в ходе Олимпиады могут быть допущены нарушения. Я нисколько не сомневаюсь, что судьи иногда подсуживают, а иногда недосуживают как под давлением, так и просто из вредности. Могут ли быть сфальсифицированы результаты допинг-контроля? Теоретически и это возможно. Можно ли во всем этом досконально разобраться? Наверняка. Можно ли оспорить решения олимпийских чиновников? Конечно. Да, команде это не поможет, результатов не улучшит, лыжниц на лыжню в этот раз уже не вернет, «серебро» на «золото» не исправит (и наоборот, кстати, тоже), потому что доскональное разбирательство потребует времени и терпения. Терпения, а не унижающего огромную страну в глазах всего мира раздраженного брызганья слюной впустую и нелепых угроз.

Если бы это делали только болельщики, хоть под окнами американского посольства, не было бы вопросов. Болельщики, они и на Марсе болельщики. Имеют право. Это их стиль жизни: кричать, радоваться и возмущаться, иногда походя ломать витрины и переворачивать машины, обрушивать трибуны и бить друг другу морду. Но становится как-то тревожно за психическое состояние власти, когда Государственная дума, правительство и Кремль вместе взятые начинают себя вести как уличные крикуны, как бы подчеркивая, что они в этот тяжелый для народа момент, с ним, родимым, не бросили, не сидят сложа руки, не попивают чаек в тиши кабинетов, безучастные к уровню чего-то в крови наших безусловно золотых лыжниц. Тягачева – на мыло! Олимпийский комитет – лучше к стенке! Закрытие Олимпийских игр – без русских! Допинг-контроль – в ….! Нет – американским империалистам. Но пасаран!

Знаете, что происходит? Попытка решить вопросы за пределами страны так, как за два года привыкли (уже привыкли!) их решать внутри страны. Президент приказал, все взяли под козырек и сделали. Не задумываясь. Как в армии. Как в тюрьме. А если не сделали, то или сели, или отъехали. А тут? Президент родил национальную идею. Назвал ее коротким и емким словом «спорт». Очень нехилое политическое решение. Спорт – штука коллективно-объединяюще-зрелищно-зомбирующая. Вы не знаете, зачем крупные политические деятели покупают футбольные команды, например? Спорт вообще элемент политики, только в Солт-Лейк-Сити мы это хотим увидеть, а у себя под носом в собственной стране – нет. И вот ровно в тот момент, когда Путин сказал, что спорт – наше все, случился такой облом. И путинский гимн, без которого так трудно было нашим спортсменам, не помог. Олимпийские игры оказались неудачными и скандальными для наших спортсменов. Но Олимпийский комитет нельзя посадить в Бутырку или выдворить из России во имя «торжества закона». Нельзя вызвать Устинова и приказать ему разобраться. Да, можно приказать российской делегации покинуть Игры. Они покинут – гордые и обиженные. И что? Без российской команды не пройдет церемония-шоу закрытия? Не переживут они нашего отсутствия, блин, будут плакать и просить не уходить. Детский сад, ей-богу.

Вот спасибо олигархам. «Русал», с подачи Кремля или без, но скорее с подачи, нанял на свои олигархические украденные у народа бабки адвокатов, чтобы спасти честь страны. Тоже, кстати, позор, что государство не смогло само выделить деньги, чтобы нанять адвокатов. О каком развитии спорта в стране мы собираемся говорить, если правительство не может найти денег на адвокатов, и защитить честь собственной олимпийской сборной мы можем только на олигархические деньги? И если адвокаты что-то нароют, вот тогда можно устроить такой скандал, что МОК мало не покажется.

Но это же потом, а за державу обидно сейчас.

А по приказу некоторые вещи не получаются. Ну, не получаются. Нельзя в одночасье решить проблему бездомных детей, даже если Матвиенко решит всех их усыновить. И нельзя в одночасье стать самой продвинутой спортивной державой мира, даже если за спорт в стране отвечает личный друг и тренер президента. И нельзя объяснить всему миру, что ваши врачи и чиновники самые плохие, а наши спортсмены самые лучшие, не имея жестких доказательств.

И нельзя президенту страны, даже если у него рейтинг не 70 процентов, а семь и ему позарез нужно вернуть доверие народа, вести себя как болельщику под окнами американского посольства. Максимум, чего добьется или уже добился президент России в результате своего личного вмешательства в ситуацию, так это заверений от МОК, что все было честно и никто никаким предвзятым отношением к русским спортсменам на Олимпийских играх не страдает. А на что иное можно было рассчитывать? Что руководитель МОК возьмет под козырек и скажет: сейчас все поправим, господин Путин?

Когда погибают русские моряки на подводной лодке, президент имеет полное право на крик боли. Вместо этого он невнятно пересказывал доклады военных и не прервал отпуск. Когда русских спортсменов дисквалифицируют, как он считает несправедливо, максимум эмоций, которые он может себе позволить, это призвать друга Тягачева и послать его куда подальше. Разрядиться. Лучше без свидетелей.

Вся мировая пресса в изумлении и шоке от неадекватной реакции россиян всех уровней на неудачи своих спортсменов. Это не значит, что никто не ставит под сомнение принятые в отношении наших спортсменов решения. Это не значит, что все страны довольны происходящим на Олимпиаде в США. Но все единодушно не понимают, почему реакция русских именно такая, откуда этот рецидив интонаций прошлого века, откуда эти угрозы в духе эпохи холодной войны.

А все так просто. Ровно как в те забытые времена, русские чиновники посмотрели в недовольное лицо своего лидера и завыли в один голос.

Вот страна. Да если бы мы с таким азартом вкалывали, как «болеем», цены бы нам не было. Мы бы процветали, бегали по утрам или вечерам, покупали бы тренажеры домой, перестали бы пить водку, сократили бы сигареты, ели бы экологически чистые продукты, а по венам наших спортсменов текла бы образцово-показательная кровь, о которой американцы с их злоупотреблением биг-маками могут только мечтать. Но мы – страна болельщиков, и мы, лежа перед телевизорами, неустанно ищем, кто же виноват во всех наших бедах. И находим. Америка виновата. Опять она.