Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Зона риска

20.02.2002, 18:55

Для полноты ассоциации не хватает «письма тринадцати». «Семибанкирщина» уже сформировалась. На сей раз поводом для совмещения, казалось бы, мало совместимых олигархов послужила решимость сохранить на экране команду Евгения Киселева.

В последний раз подобного рода «пул» сбивался под выборы 1996 года, когда России реально угрожала победа коммунистов на выборах. Год спустя этот «пул» разбился о конкурс на приватизацию «Связьинвеста». Гусинский с Березовским (то есть НТВ с командой Киселева и Доренко на ОРТ) использовали свои каналы как информационные «заточки» против Чубайса с Кохом и Потаниным. Пятью годами позднее Кох (при моральной поддержке со стороны Чубайса) освободил НТВ от команды Евгения Киселева. Роман Абрамович в качестве моральной и материальной поддержки Кремля освободил Березовского от ОРТ. Теперь, если верить Олегу Киселеву (а он все же один из лидеров РСПП), Чубайс с Абрамовичем, а также рядом ведущих бизнесменов России сочли, что России необходимо независимое телевидение, и готовы вложиться в команду Киселева, как это уже делали до них последовательно Гусинский и Березовский. Для двоих последних медийный бизнес стал роковым – они его потеряли вместе с возможностью проживания на родине. То есть возможность у них есть, но ограниченная – тюремной камерой.

В связи со всем вышесказанным возникают два вопроса: в ком же все-таки дело – в команде Киселева или в тех олигархах, которые эту команду берутся финансировать? Или, если поставить вопрос иначе: кого не хочет нынешняя власть — именно Киселева с коллегами или именно конкретного финансиста (финансистов)? Или, если поставить вопрос еще шире: власть не заинтересована ни в каком центральном частном канале, потому что она не может контролировать частный канал так, как государственный?

Группа бизнесменов, готовая сегодня разделить расходы по финансированию частного канала с конкретной командой, находится в более чем приличных отношениях с властью. Более того, практически все вошедшие в телепул олигархи, работают в крупном бизнесе, не связанном с масс-медиа. Медийный бизнес на сегодняшней день, как показал опыт последних двух лет, является для бизнесменов зоной риска. Сложно поверить, что Абрамович, Мамут, Дерипаска или Чубайс готовы войти в эту зону без достаточной страховки.

Какова страховка? Положительное отношение к их начинанию со стороны Кремля. Ни у кого из указанной выше четверки нет проблем обсудить в Кремле свои идеи. Во всяком случае, на уровне Волошина. Другой вопрос, достаточно ли на сегодняшний день, если учесть весьма специфические связи и отношения в окружении Путина, слова Волошина. Все эти кремлевские детали и детальки существенны с точки зрения предстоящего в конце марта открытого и честного конкурса на шестую кнопку. Представьте себе ситуацию, что такой мощный олигархический пул проигрывает конкурс. Нехорошо, неприятно и бьет по самолюбию.

Какой же аргумент могут использовать бизнесмены в Кремле? Простой: «Вот Владимира Владимировича все ругают, что он наезжает на частные СМИ, а мы поможем сохранить частный канал и лишим оппонентов этого аргумента. К тому же мы надежные ребята, вы же нас знаете. Все будет как надо. Мы же не Гусинский с Березовским». Кремлю, действительно, политически выгодно сохранить канал в частных руках. Полагаю, что ко вчерашнему дню, когда имена вкладчиков в команду ТВ-6 стали публично известны, все основные договоренности с Кремлем были достигнуты.

Остались еще два вопроса: почему такая большая и представительная команда олигархов решила войти в зону риска? И второе: почему, объявив о формировании пула олигархов, его «спикер» Олег Киселев тут же покинул свой пост в далеком от телевидения металлобизнесе?

На оба вопроса ответ, как мне представляется, один: а страшно! Страшно за свой бизнес. Да и за себя лично, видимо, тоже страшно.

Глубинная причина нынешнего массового похода бизнесменов в телевидение та же, что и их порыва в 1996-м. Они чувствуют угрозу. В данном случае, со стороны нынешней власти. Они не чувствуют себя спокойно. И они хотят иметь инструмент, который в случае чего поможет им защититься. Или отстоять свои бизнес-интересы, если хотите. Медиабизнес несравним ни с нефтяным, ни с алюминиевым. Он не приносит деньги. Во всяком случае, у нас пока он не приносит деньги, сравнимые с теми, которыми привыкли оперировать вышеупомянутые олигархи в своих «профильных» бизнесах. Медиабизнес всегда был и остается политическим ресурсом для его владельцев. И олигархи это прекрасно понимают. Как понимают и то, что вступают на скользкую дорожку Гусинского и Березовского. Поэтому вступают они на эту дорожку мощной группой, сжатым кулаком, тем самым пытаясь снизить риск негативных последствий для каждого в отдельности. Вместе не так страшно. Ну не вышлют же, право, в случае чего из страны всех ведущих бизнесменов. С точки зрения снижения риска было бы идеально, если к уже собранной группе подтянулись бы и оставшиеся – например Ходорковский, Потанин. А совсем хорошо, то есть еще спокойнее, если в пул войдут и два-три крупных иностранных инвестора.

Олигархи по сути выстраивают запасной аэродром. И в этом их интересы совпадают с интересами той части зрителей, которые не готовы 24 часа в сутки слушать государственный агитпроп. И в этом их интересы совпадают с интересами той части журналистов, которые не готовы 24 часа в сутки заполнять телеэфир этим агитпропом.

Рискнет ли Путин (не Волошин, а именно Путин) во имя восстановления реноме недушителя свободной прессы благословить такой потенциально опасный телевизионный анклав? Посмотрим 27 марта. Сумеют ли отцы и дети приватизации, выходя на зыбкое медийное поле, остаться верными принципам рыночной экономики или предпочтут действовать по понятиям (напомню, что судебное решение по ТВ-6 вызвало волну критики со стороны буквально всех здравомыслящих бизнесменов и политиков включая представителей СПС – партии Чубайса), станет понятно в ближайшее время. Смогут ли столь разные олигархи со столь разнообразной историей отношений между ними в случае победы на конкурсе хотя бы относительно длительное время просуществовать единым альянсом, станет понятно через год. Или сразу после выборов 2004-го.