Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кремлевский передел

31.10.2001, 17:22

Когда неожиданно и одномоментно Генпрокуратура вытаскивает из-за спины букет уголовных дел на высоких чиновников, то это всегда в подарок верховной власти и ради аплодисментов публики.

Серьезным комментаторам, как правило, даже в голову не приходит в такой ситуации обсуждать проблему коррупции в правительстве. Это вовсе не значит, что коррупции там нет. Но это точно означает, что к реальной борьбе с коррупцией вся эта «уголовная» заваруха отношения не имеет. Впрочем, у нас в стране и сам генеральный прокурор имеет куда большее отношение к политике, чем к соблюдению законности. Именно в таком качестве он востребован властью (уже, кстати, не одно десятилетие). И только в таком качестве он и может удержаться в занимаемом им кресле.

Так с чего же это вдруг у нас оказалось все так плохо в министерствах и ведомствах? Одно из кремлевских интернет-изданий написало, что просто публике хочется разоблачений и громких процессов, и журналисты им это подбрасывают. Совершенно согласна с первой частью данного утверждения, и не вижу логики во второй части. Это что, журналисты придумали «черный список» чиновников? Это они, всесильные, заказали Степашину и Устинову МЧС вместе с МПС, ГТК и прочими министерствами и комитетами, а также депутатами и вице-мэрами? Нонсенс. Журналистам совершенно не надо поддерживать свой рейтинг в толпе, которая действительно всегда благосклонна к расправам на высоком уровне. Рейтингом сегодня реально озабочен глава государства и его ближайшее окружение.

Ну не получается у наших президентов одновременно угождать и чужим и своим. Это проблема не главы российского государства, а собственно самого этого государства, но президенты, как правило, идут на поводу у сложившихся традиций. Увы. Чтобы выглядеть прилично за границей и одновременно не терять очки внутри собственных границ, необходимо выработать систему сдержек и противовесов. Это если красиво выражаться. А если проще – нужно «своим» все время кидать кость. Для кого-то такая кость – снижение НДС, для других – борьба с олигархами, для третьих – громкие уголовные процессы против госчиновников, для четвертых – сигнал об отдалении от трона старой команды Ельцина. Толпа должна бесноваться и радоваться, вскакивать в едином порыве и опускать палец вниз. А главное – наслаждаться зрелищем и ни о чем не думать. И только этой толпе не понятно, что под шумок другие чиновники будут продолжать брать взятки, а на месте «опущенных» олигархов взрастут новые – но из другой команды, из новой.

Пресса, кстати, к моему немалому изумлению, повела себя в данной «разборке» совершенно не в духе единодушно возликовавшей толпы. Может быть, впервые с момента прихода Путина к власти даже совершенно лояльные ему СМИ холодно проанализировали ситуацию и назвали заказчиков новой компании за чистоту чиновных рядов – питерская команда Путина во главе с его ближайшим соратником Сечиным. Исполнители – Степашин и Устинов. Цель (помимо всенародной поддержки горячо любимого бескомпромиссного борца с коррупцией) – выдвижение новой команды на командные позиции. Все СМИ при этом ссылаются на свои анонимные источники в Кремле и около него, а также Генпрокуратуре, а все источники, кстати, говорят удивительно схожие вещи и даже в каких-то похожих выражениях.

Ощущение от анонимных свидетельств престранное – Кремль просто напоминает джунгли, где вожаки стай уже вцепились друг в друга в борьбе за жизненное пространство. Жизненным пространством для этих странных ребят является только пространство, ограниченное кремлевской стеной. Они понимают, что передел этого пространства повлечет за собой и передел на всех остальных подуровнях – от Белого дома до… и далее со всеми остановками.

Итак, возникают два вопроса: как долго глава государства сможет балансировать между все более открытой и целесообразной с точки зрения интересов России внешней политикой и популистской, шитой белым нитками внутренней? И – произойдет ли смена групп политического влияния, а значит и идеологического и финансового.

Президент – точно в середине своего первого срока правления. Два года у власти. Это позволяет более или менее уверенно ответить на второй вопрос. Смена команд произойдет. Как вы понимаете, вопрос о том, сколько, когда и как воровали чиновники и какие именно, в этой ситуации имеет чисто политическое значение. Можно с минимальным риском утверждать, что следующий крупный политический заказ на борьбу с коррупцией будет дан накануне президентских выборов. И будет он выполняться снова генпрокурором и начальником счетной палаты при президенте. Ну, может быть, добавится еще пара-тройка спецслужб. Фамилии вышеназванных исполнителей могут оказаться другими, хотя и эти, на мой взгляд, пока более или менее справляются.