Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Валя+Таня

24.10.2001, 17:41

Я не знаю, поженились ли уже Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев, как пишут одни газеты, или только собираются это сделать, как пишут другие. Я даже не знаю точно, действительно ли речь идет о браке между этими двумя людьми или это очередная сплетня.

Впрочем, для меня лично это не имеет никакого значения. В моей памяти Валя с Таней давно уже существуют парой, а не по отдельности. Наблюдая за ними, я как раз не очень понимала, почему двое людей, которые, безусловно, понимают друг друга с полуслова, проводят вместе довольно много времени, а когда не вместе, то все время друг другу звонят – почему эти двое людей не упростят себе жизнь и не заживут вместе. Скрасив тем самым одиночество каждого из них, заметное невооруженным глазом. Впрочем, каждый из нас одинок в этом мире, как написал Моэм. И я с ним полностью согласна.

Если бы они это сделали раньше, то был бы скандал. И теперь, почти два года спустя после отставки Ельцина, никто не откажет себе в удовольствии поиграть снова словом «семья», которое в случае с семьей Ельцина все меньше становится фигуральным понятием, и все больше конкретным.

Валентин Юмашев, женясь на Татьяне, не только сам формально становится членом семьи, но и вводит в нее свою дочь и ее мужа – алюминиевого магната Олега Дерипаску. Таким образом, семья Ельцина становится влиятельной не только на политическом, но и на финансовом поле. Впрочем, второе связано с первым, а первое со вторым. Присутствие олигарха в составе семьи Ельцина меня лично не шокирует. В конце концов, этот магнат, как и любой другой русский магнат, – прямой продукт ельцинской эпохи. Вот если бы сын Березовского случайно женился на дочери Путина, борющегося с олигархами, – это был бы анекдот. А Дерипаска-младший – почти правнук первого президента России, вводившего в стране частную собственность, это даже как-то логично.

Валю с Таней свела вместе судьба в лице Бориса Ельцина. Я где-то прочла, что он неодобрительно отнесся к решению «детей» пожениться. Напрасно. С того момента, когда Юмашев засветился как человек, весьма приближенный к Ельцину, а Татьяна с подачи того же Юмашева рискнула стать дочерью-советником президента, они были обречены толпой на взаимную привязанность и поддержку. С годами круг людей, доброжелательно относящихся к одному и второму, сужался все больше, тем самым все больше сближая эту пару, связанную до последнего времени как минимум сильными дружескими узами. Парадоксально, но и после отставки патрона и отца, когда, казалось бы, оба могли наконец-то позволить себе нормально жить, дружить с кем хотят, отдыхать где пожелают, круг их общения не расширился, а скорее сузился. Одних из друзей уж нет, а те далече. Вина в том обоюдная.

Валя с Таней странным образом оказались заложниками выбора, публично объявленного Борисом Ельциным, когда он назначил своим преемником Владимира Путина. Они тоже несут ответственность за этот выбор. И в тех узловых точках, где намечалось расхождение с бывшими друзьями или соратниками по политической борьбе в оценке действий нового президента, они автоматически отказывались от друзей и соратников в пользу Путина. Будем считать, что в них побеждало чувство ответственности. Можно предположить, что определяющим было и остается не только это чувство, но и набор договоренностей между семьей и Путиным, которые никто пока не рискует нарушать.

Жизнь на фоне политики. Штука не из приятных. Только идиот может позавидовать такой жизни. Повышенная степень несвободы – для меня самая жестокая плата в жизни. Никакое родство или близость к президенту не компенсируют перечень ограничений, которые на тебя тем самым накладываются. Я отличалась от многих журналистов тем, что испытывала к Тане, а заодно и Вале, чувство искреннего сострадания. Меня не волновало, сколько у кого бриллиантов или денег, я не интересовалась, где кто построил дом, меня не беспокоило, кто с кем плавал и на чьей яхте. Я понимала, что в открытом уже мире они шага не могут ступить, не будучи узнанными, что их высветит прожектор, где бы и с кем бы они ни были, что их отследят, обсудят, пропишут. Да, я понимала, что в их жизни есть свои преимущества, которых нет в моей, но плата за эти преимущества всегда представлялась мне непосильной. Их жизнь была долгие годы ограничена положением Бориса Ельцина и статусом члена семьи президента. Такова судьба всех семей всех президентов в мире. Такова плата за власть. Все попытки вырваться за рамки этого «сладкого» круга — например, оттянуться с богатыми друзьями на отдыхе в горах — караются прессой. И это, возможно, правильно, говорю я как журналист. Но по-человечески я им сочувствую. И Борису Николаевичу, кстати, тоже. Человек в ресторан не мог сходить, когда хотел.

Короче, если Таня с Валей решили пожениться, то я их поздравляю. Если они пока не решили, то я советую им это сделать. И я бы на их месте разрубила этот вечный круг ограничений, назвала бы друзей, устроила бы праздник, чтобы от души. И гори оно все… В конце концов, вы свободные люди в свободной стране — свободной во многом благодаря главе вашей семьи.