Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Война XXI века

12.09.2001, 09:44

И вот этот знакомый с детства – помните? — бабушкин рефрен: «Только бы не было войны». Казалось бы, безнадежно устаревший вдруг стал безнадежно актуальным. Мир оказался угрожающе хрупким. Можно выстраивать ПРО и разрабатывать чудовищное современное оружие. Можно потратить на это полвека после окончания второй мировой. И в начале ХХI века неожиданно увидеть собственными глазами, что реальная угроза миру выглядит проще, примитивнее, непредсказуемее и потому страшнее, чем любые футуристические фантазии.

В первую минуту, включив телевизор, я решила, что перепутала кабельные каналы. Рушащийся на моих глазах небоскреб, казалось, был декорацией из голливудского фильма. Я даже подождала немного, не появится ли на экране Брюс Уиллис, чтобы в очередной раз спасти человечество. Вместо спасителя человечества на экране появилась диктор CNN, которая честно призналась, что за 30 лет профессиональной работы ей никогда не приходилось освещать в прямом эфире ничего подобного. Башня торгового центра в очередном повторе безмолвно уходила куда-то в землю. «Не может быть!» — сказала я почему-то вслух.

Мир сжался до величины экрана.

«Требуется донорская кровь…» – бегущая строка по-английски. И память возвращает в Москву. Руины жилого дома на Гурьянова. «Требуется донорская кровь». Горе – безгранично. В буквальном смысле слова.

Это сделали не примитивные отморозки.

В четырех американских самолетах в одно утро оказались вооруженные люди (вряд ли террористы «брали» самолеты голыми руками). Как это возможно? Акция была четко спланирована и продумана во времени и в пространстве. Никакие ФБР и ЦРУ ни о чем не ведали. Последствия этой акции были также предусмотрены. В одночасье наступил мировой сбой – эмоциональный, финансовый, энергетический. Пилоты вряд ли сами обрушили самолеты на города. За штурвал сели профессионалы? Где-то есть мозговой центр, который придумал весь этот кошмар. Исполнители-камикадзе сработали четко, как будто долго тренировались.

Ощущение беззащитности, которое возникло со вчерашнего дня у всех нормальных людей в мире, – самое страшное политическое последствие американской трагедии. Только мы в России с нашей удивительной способностью к психологической адаптации в любых условиях способны десятилетиями жить не с ощущением, а с осознанием собственной беззащитности и бессмысленности какого-то планирования жизни. Миру, во всяком случае его продвинутой половине, это ощущение не было свойственно. Свой надежный мирок в своей надежной стране, где самолеты летают строго по расписанию, в точном соответствии с прогнозом погоды начинается и заканчивается дождь, об урагане оповещают заранее, а отпуск можно планировать на год вперед, — все это рухнуло вместе с торговым центром.

И кто это разрушил? Откуда эта напасть как снег на голову ни в чем не повинных людей? Нет лиц, нет имен, нет ничего. Страшно! Еще страшнее, если это дюжина отморозков, достигшая своей цели: мир в панике. Еще страшнее, если это некая неведомая организация, потому что непонятно, каким арсеналом средств она располагает.

Довольно много неприятностей еще впереди. Утихнет горе, отпоют погибших, отговорят все правильные слова. И дальше?

Мир со вчерашнего дня перестал быть прежним. Потому что вчера была война. Не такая, как та, о которой мы знаем из истории. Не объявленная. Другая. Война ХХI века. Как в кино.