Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Серега на Харлее

05.09.2001, 20:07

Когда в ящике появлялся Доренко, вечер переставал быть томным. Многосерийное «мочилово», в которое он превратил свои авторские программы, приковывало раз в неделю к телевизорам даже яростных противников насилия на экране. Даже яростных противников политики. Даже яростных противников лично Сергея Доренко, вернее его стиля.

Это стало очевидно, когда господин Примаков позвонил непосредственно в прямой эфир к господину Киселеву, чтобы пожаловаться на прямой же эфир господина Доренко. Какие же были веселые времена!

И как же стало скучно и однообразно. Видимо, именно так решил и Доренко, отдохнувший, отоспавшийся, вылечившийся после того, как то ли его побили, то ли он побил. Вздохнул полной грудью и отправился эпатировать публику. Пока на радио.

Анонс его пресс-конференции на «Эхе Москвы» звучал завораживающе: пойду в депутаты Мосгордумы, собью лужковско-путинскую коалицию и помогу стране стать европейской.

Изумленное на выдохе: «Чего-о-о?!» – самая естественная реакция на подобного рода заявление из уст «убийцы» Лужкова и «создателя» Путина. Да еще практически в годовщину ухода нашего героя с экрана, когда он резко не совпал со «своим» президентом в оценке событий вокруг гибели «Курска».

Я не видела пресс-конференции. То есть я не видела, как Доренко говорил. Но даже если бы я видела, неизбывный вопрос, который всегда возникал у меня при взгляде на этого фантастически талантливого телеавтора, все равно остался бы. Это даже не вопрос: «Сергей, ты это все серьезно?» Это другой вопрос. Как на той рекламе: «Как ты думаешь, это любовь или PR?»

Думаю, неотделимо. Доренко так сросся с пиаром, что это уже практически одно и то же. Образ давно заслонил натуру. Политический театр стал формой существования, а не только площадкой для реализации таланта. Но, возможно, впервые Сергей пытается распорядиться этим талантом в собственных интересах, а не в интересах одного или другого политического бойца. У него, видимо, наметился сольный номер. И в этом амплуа он гораздо свободнее, нежели в ситуации, когда за ним стоят чьи-то интересы. Если он всерьез решил поиграть, то нас ждет буффонада. Это будет театр абсурда. И если на поклон он выйдет депутатом Мосгордумы, то не удивляйтесь.

С точки зрения PR выйти на пресс-конференцию только чтобы рассказать о пьяной драке и ее уголовных последствиях было бы нелепо. Это не для Доренко. Через год молчания он мог выйти на публику только с каким-нибудь сногсшибательным заявлением. Ведь по нему соскучились, как он считает, и не без основания, и он не мог обмануть надежды тех, кто его ждет. Вокруг все так чудовищно серьезны и так не склонны к политической клоунаде, что ниша просто просит, чтобы ее кто-то занял. Какой лужковско-путинский союз? И вообще зачем его создавать, если он и так уже создан? Но взорвалось как бомба, хотя ничего конкретного на сей счет автор черного жанра на своей пресс-конференции не сказал. Завлекающая деза. А Лужков с Путиным могут ломать голову, что бы все это могло значить. Они об этом тоже, как вы понимаете, вчера услышали впервые.

Говорят, Доренко был красив, чисто выбрит и с необычайной искренностью и ясностью во взоре. Он искренне любит Лужкова, а если кого и травил, то его противных соратников. А Лужков, который бегает по стройкам и помойкам, – душка. И пусть бегает. Доренко готов ему помочь. А Путину Москва, если она при участии Доренко не изменится к лучшему, мешает пока сделать из страны нормальное европейское государство. Зато сейчас придет Сережа и все разрулит.

Опыт, кстати, показал, что если Доренко за что-то берется, до доводит дело до конца. Иногда даже до летального. Я имею в виду, что из живого политика он вполне способен сделать политический труп. Обратный вариант, кстати, тоже, видимо, возможен.

Так что Лужкову, может быть, стоит забыть обиды и присмотреться к Сереже. Кстати, и канал у него есть, а тут такой талант сам идет в руки. Что же касается Путина, то он уже давно к нему присматривался. Ну, не складывалось. Может, сейчас сложится.

А может, Доренко, ни на градус не снижая искренность во взоре, просто всех выставит на посмешище, чтобы не сказать нае…т, и поедет дальше кататься на своем «Харлее». С ощущением непреходящего драйва, которое он, безусловно, испытывает от своей публичной клоунады (в высоком смысле этого слова) не меньше, чем от быстрой езды.