Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Зубная боль образования

29.08.2001, 19:19

Реформировать образование – это значит реформировать мозги. Главным образом, учителей и родителей. Считайте, почти всего общества. Все остальное в этой сфере – вторично. Простенькая такая задачка.

Спорить о том, каким должно быть образование – государственным или частным, бессмысленно. Оно уже есть и то и другое. И отлично. Наличие выбора всегда лучше, чем его отсутствие. Хотя отсутствие выбора облегчает жизнь. И в этом как раз одна из проблем общества пережитого социализма. Мы в России за десятилетия привыкли к отсутствию выбора. Если партия, то одна. Если кухонная мебель – то чешский угол «Майами». Если школа – то районная. И лишь по блату та, что в годы декларированной образовательной халявы была мечтой всех родителей, – так называемая спецшкола.

Положа руку куда следует, придется признать, что совсем бесплатным образование у нас не было никогда. Достаточно вспомнить, сколько подарков родители таскали и таскают в государственные школы, сколько платили и платят репетиторам, какие взятки давали и дают при поступлении отпрысков в государственные вузы. Порой частное образование по кругу с учетом всех потраченных родителями денег оказывается дешевле государственного. И уж честнее, безусловно.

Ну ладно. Можно придумать систему образования, удовлетворяющую возможности и потребности очень разных по социальному уровню людей. Можно провести любые эксперименты – 12 классов, так 12 классов. Можно изменить подход к экзаменам, хотя я вообще отменила бы их. Практически никогда не показательны. Я знала людей, куда более талантливых, чем я, которые просто не могли сдавать экзамены. Ну не могли. Наступал ступор – то ли на нервной почве, то ли от испуга перед преподавателем, то ли просто потому, что человек мог полноценно сосредоточиться и работать головой только в одиночестве. И пока я с легкостью неимоверной порхала по аудиториям, стряхивая с себя один зачет за другим, они потели, мучились, досиживали до последнего и в итоге с треском проваливались, хотя только что именно они объясняли мне в коридоре, что я невнимательно прочла Данте, потому что как раз в седьмом круге ада…

Короче, все можно придумать. Но как поменять мозги? Вы никогда не задумывались, почему мы все, в России, так боялись зубных врачей? Потому что обязательно было больно. Нам с детства дантист доставлял боль. Поэтому до сих даже для многих взрослых людей поход к зубному врачу – мука адская. А в школе было страшно. Взаимоотношения учителей и учеников базировались на страхе последних перед первыми. И на абсолютной тоталитарной власти первых над вторыми.

Не все учителя, к счастью, этим пользуются. Но это, знаете, как повезет. Умный попадется учитель или не очень. Я очень хорошо помню, как учительница второго класса обычной московской школы, где учился мой сын, раздраженно спросила меня: «А почему это вы все время защищаете своего сына?!» Логика понятна? Мне понятна. Родители как-то автоматически становятся на сторону учителей. Возможно, кстати, пытаясь не усугублять отношения между ребенком и учителем, поскольку понимают, насколько ребенок в таком противостоянии беззащитен. Короче, на 10, 11 или 12 лет учителя становятся богом, от которого зависит так чудовищно много, что страшно подумать. Родители выбирают тактику непротивления, чтобы всем было спокойнее. А ребенок остается совершенно беззащитным, поскольку в споре с учителем он всегда неправ.

Я, наверное, экстремист. Я за то, чтобы школьные педагоги были с детьми на «вы». Я за выработку хартии взаимоотношений между всеми заинтересованными сторонами. Я за то, чтобы отношения между детьми и учителями строились по принципу общения, а не диктата и подавления. Я за то, чтобы ребенок никогда не боялся высказать свою позицию. И чтобы учителя научились ее слушать. Я за то, чтобы родители перестали пресмыкаться перед педагогами, защищая свое достоинство и достоинство своего ребенка. И если говорить о новой системе образования, то она должна работать прежде всего на установление новой системы взаимоотношений между всеми участниками этого самого образовательного процесса. Потому что та система, которая была и во многом сохраняется, и прежде всего в госсекторе, это система, рассчитанная на рабов, на стрижку под одну гребенку, на идеологическую ровность окружающей человеческой среды. А это время прошло. И фраза «мы не рабы, рабы не мы», с которой десятилетиями начинался букварь, только теперь приобрела реальное звучание. Собственно, с понимания ее смысла и стоит начинать реформу образования.