Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ельцину очень повезло с женой

14.03.2001, 17:50

Сегодня Наине Ельциной исполнилось 69 лет. Написала цифру недрогнувшей рукой. В этой женщине нет дурацкого кокетства, поэтому и с ней как-то глупо кокетничать. Наина Ельцина – была и осталась, пройдя через все испытания властью мужа, в первую очередь Наиной Ельциной, а потом уже госпожой президентшей. Оказываются перед таким испытанием довольно многие жены, а вот пройти удается – единицам.

Я помню, мне в давние времена приснился сон. Приснилось, что моего мужа отправляют работать в Японию и я должна ехать вместе с ним. То есть поставить точку на собственной жизни и быть только женой дипработника, жить в дипломатическом гетто, общаться с другими такими же сдыхающими от скуки женами дипработников, обсуждать, кто что купил, сплетничать и выезжать в город только с разрешения начальства, в строго указанное время и на строго ограниченный срок.

Эта картинка в моем сне была столь кошмарной, что я проснулась от собственного душераздирающего крика: «Н-е-е-т!» Открыла глаза, увидела удивленно смотревшего на меня мужчину и внятно произнесла: «Ни в какую Японию я с тобой не поеду!» Он не стал ночью выяснять, при чем тут Япония. Просто кивнул головой и почему-то сказал: «Понял. Не хочешь в Японию, поедем на Гаити!»

Я, честно говоря, не представляю, что должна испытывать нормальная современная женщина, когда она вдруг оказывается женой президента, особенно российского. Примерещившаяся мне жизнь жены дипработника в Японии – сад с цветочками в сравнении с протокольным прессом, под которым оказывается твоя жизнь при муже-президенте. Это не жизнь, а сплошные спецмероприятия в условиях спецрежима, который распространяется на все, не оставляя тебе никакого личного, защищенного от охраны и телекамер пространства. У-у-ужас! Все равно как если бы посадили. Причем отбываешь ты срок его президентства в основном в одиночной камере, поскольку не только сама уже не принадлежишь себе, но и муж имеет к тебе в это время чисто формальное отношение.

Вот парадоксальная штука. Считается почему-то, что президентская пара должна быть идеальной супружеской парой. Почему? Пока он там свои 50 или 60 лет приближался к высшему посту в государстве, они, может быть, били друг друга сковородками по голове, ревновали, изменяли, выясняли отношения – в общем, жили разнообразной семейной жизнью. И его избрание, собственно, ничего не может изменить, если супруги уже вошли в стадию прохладно-привычного совместного проживания и взращивания детей.

Думаю, именно в такой ситуации была чета Клинтонов к моменту его избрания президентом США. Но американская культура предполагает на публике – с улыбкой и взявшись за руки (и если бы не случайная подлянка подружки любовницы, то в общем образ семейного благополучия был бы вполне устойчив).

Полагаю, в такой же ситуации находится чета Путиных, но поскольку мы не в Америке, то можно без улыбки и не взявшись за руки, и плевать, как все это выглядит со стороны, поэтому образа семейного благополучия не было с самого начала.

А Наина просто любит своего - ох!- не самого простого мужика. До, во время и после президентства. И это видно невооруженным глазом. Я не знаю, может быть, это помогло ей остаться совершенно сохранной по-человечески, пройдя через эти адские испытания. Я помню почти все ее публичные появления, реплики и интервью. Их было не так много. Ноль фальши! Многое из того, что она делала в качестве президентши, мы просто не знаем. Не рекламировала. В ней есть некая природная тактичность и собственный внутренний метроном, к которому она, к счастью, прислушивалась. И это позволяло ей оставаться самой собой даже в самой официальной обстановке, даже в рамках протокола. И она совершенно спокойно выходила за рамки собственного положения жены президента, когда по-человечески чувствовала, что иначе нельзя, неприлично. Она стояла в общей очереди, когда хоронили Окуджаву, хотя ей предложили пройти попрощаться с Булатом без очереди. И оставалась у гроба столько, сколько считала необходимым Наина Ельцина, а не жена президента. Очень долго.

Когда я приехала во Францию, мне рассказали, что Наина была в Париже, когда умер Окуджава. Так совпало. И она все эти тяжелые дни поддерживала его жену Ольгу, была рядом и отложила собственный отлет, пока не отправили в Россию поэта. Никто не знает. Во всяком случае, я этого не знала.

Не уверена, можно ли судить о муже, глядя на его жену. Но что-то сказать о муже, глядя на жену, можно точно. Глядя на Наину Ельцину, можно сказать, что ей с мужем повезло вместе – именно не обоим, а вместе. Это не так мало, господа, особенно когда говоришь о паре, прожившей вместе много лет. И одна женщина, уверена, не в состоянии сохранить любовь. Для этого нужны двое. Короче, глядя на Наину, и к Ельцину невольно хотелось относиться лучше. Даже чем он того заслуживал порой.

Должна признаться, что у меня один раз произошел не самый приятный для меня разговор с собственным сыном. И причиной тому была, собственно, Наина Ельцина и ее пирог под названием «поцелуй негра». Так как-то сложилось, что я отведала пирог, испеченный тогда еще женой президента. Отменный. Название – смешное, но вполне оправданное, поскольку пирог состоял из двух шоколадный коржей, прослоенный посередине светлым кремом. Поскольку я не очень ем сладкое, то просто попробовала маленький кусочек. Тогда мне завернули большой кусок «негра» и выдали с собой сухим пайком – «на завтрак». Дома я закрутилась и забыла, честно говоря, что в сумке лежит кусок пирога. Уже поздно вечером мой сын Филипп с мечтательным выражением лица начал воспитательную беседу. Он вспомнил, что когда-то его мама была нормальной женщиной, готовила ему завтрак, обед и ужин, а иногда даже сама пекла торты. А теперь, не будь бабушки, он вообще умер бы от голода. Я слабо защищалась, не находя, собственно, себе оправданий, кроме тривиальной занятости и отсутствия времени. И вдруг я вспомнила про пирог в сумке: «Фил, я тебе принесла попробовать пирог, который пекла Наина Ельцина». Тут же, естественно, получила в ответ, что у жены президента, конечно, есть время печь пироги, а у меня, видите ли, нет.

Ребенок (тогда 18-ти лет) вдумчиво жевал. После чего спокойным голосом сказал: «Ельцину очень повезло с женой».