Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Только хорошее, Борис Николаевич

31.01.2001, 15:16

Поразительно, но я почему-то сегодня впервые задумалась о том, что когда Ельцин влез на танк в 91-м, ему было 60 лет! Уже 60!

Ну почему не 50?! На десять лет больше здоровья и сил. Нет, не в два раза дольше у власти. Столько же. Но полноценных два срока, чтобы уж точно никому не пришло в голову после его ухода вновь заиграть гимн Советского Союза.

Десять лет ему не были даны. Судьба подарила ему пять полноценных лет во власти. И еще один триумф после 91-го – победа на выборах в 96-м. И кучу неприятностей. Не защищала его от ошибок. За некоторые заставила платить – и его, и нас. Но нам были даны 10 ельцинских лет свободы, гарантом которой, как теперь становится ясно, таки был он.

Да, это были странные годы – все, что вспомните, все правда, но все быстро привыкли не бояться: сначала говорить по телефону, а потом критиковать президента. На Ельцине отвязались. Все, рабски молчавшие десятилетиями. Он платил за воспринятую им демократию. Иногда зверея и доходя до ручки. И все-таки дед был реформатором, порой куда более последовательным, чем все молодые вместе взятые. Собственно, он реформировал наши мозги. Будущее покажет, насколько успешно.

Завтра ему исполнится 70. В больнице особого режима. Туда без специального пропуска не придти, не позвонить, даже в окно не крикнуть. Не поздравить, короче. И лежит он наверняка в какой-нибудь особой президентской палате, в полном отрыве от какого-никакого, а народа, с кем все же можно потрендеть, отвлечься, поговорить за жизнь, обсудить политику, на худой конец. В лучшем случае в честь дня рождения отменят паровые котлеты, и Наина привезет что-нибудь домашнее и вкусное. Может быть, даже разрешат глоток шампанского. Елки зеленые, грустно как-то.

Борис Николаевич, так хочется увидеться и сказать вам каких-нибудь добрых слов. Совершенно не аналитических и не прагматичных, а глупых, бабских и человеческих. И, поверьте, не мне одной. Вы, знаете ли, являетесь исключением — у нас ведь считается хорошим тоном поносить правителя после его ухода, а вас так истово критиковали на посту, что, собственно, на потом ничего и не осталось. Так что теперь – только о хорошем. О мире, который с вашей помощью нам всем открылся и который мы видели, наверное, больше, чем вы в своих протокольных поездках. О детях, которые выросли в ельцинскую эпоху и совершенно не ведают страха, к вящему ужасу искушенных бабушек и дедушек. О людях, которые смогли при Ельцине вернуться в страну, хотя уже не чаяли. О покаянии — точно знаю, что в истории вам зачтется приезд на похороны останков царской семьи. О том, что моя мама стала забывать, что такое очереди и по «200 грамм в одни руки» и не хочет «туда» возвращаться. О терпимости и некровожадности, даже по отношению к врагам. Об искренности, так неожиданно прорывавшейся в вас, президенте. Об удивительной интуиции, которой наградила вас судьба. О том, что, черт возьми, мы жили десять лет на полную катушку, несмотря на трудности, горести и потрясения. И для многих это десятилетие останется лучшим в жизни.

Спасибо вам. От журналистов – отдельное большое спасибо. За терпение и отсутствие мелкой мстительности. За то, что в итоге вы оказались выше и сильнее нас. И нам это дано понять только сейчас, когда вы ушли, когда есть, с кем сравнивать…

Не болейте. Бегите из этого ЦКБ. Там скучно, знаю по собственному опыту. Не скисайте. Не сдавайтесь. Есть еще о чем поговорить, поверьте. Будьте здоровы и радуйтесь жизни, детям, внукам, безответственности, наконец. С днем рождения, Борис Николаевич!