Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Окаянный день Владимира Путина

02.11.2000, 14:52

Ночью мне приснился Собчак. Он гулял вместе с Путиным в Булонском лесу. Собчак был в клетчатом пиджаке и белом шарфе, а Путин в темно-зеленом плаще. Я не видела их лиц, потому что была как бы за ними. Оба заложили руки за спину и, как мне казалось, вели тихую беседу.
       Странно, что мне приснился Собчак, о котором я ни разу не вспоминала во время первого официального визита Путина в Париж. Наверное, где-то в подсознании эти два имени все еще связаны между собой, а Собчак к тому же ассоциируется и с Парижем. А еще мне рассказывал один из его знакомых, что Собчак совершал длительные прогулки. Не помню, упоминался ли при этом именно Булонский лес, хотя почему бы и нет.
       Возможно, если бы Собчак не рванул отсюда в Россию в надежде на поддержку столь стремительно взлетевшего бывшего подчиненного, то они и прогулялись бы сейчас с Путиным по Парижу. Или, по крайней мере, выпили бы чаю в президентской резиденции. А может быть, и Париж не спас бы Собчака от преждевременной кончины. Кто знает? То есть узнаем, конечно, но не сразу…
       Эти грустные мысли, наверное, навеяны Днем всех святых, который Франция сегодня отмечает. Это выходной тихий день. И очень подходящий для посещения кладбища, чем российский президент и занялся с утра перед отлетом в Москву.
       Мальчик, пришедший в 15 лет наниматься на работу в КГБ, чтобы защищать идеалы советской власти, для которой каждый эмигрант был автоматически врагом и изменником родины. Мужчина, доросший до высшей ступени в КГБ – его председателя. Президент, рассматривающий возможность вернуть гимн Советского Союза. Владимир Путин был первым российским лидером, не постеснявшимся прийти на могилы тех, чья жизнь была как минимум перевернута этой самой советской властью, в чьих судьбах активно поучаствовала та организации, к которой нынешний российский президент имел честь принадлежать. Читал ли он «Окаянные дни» Бунина, к чьей могиле подошел? Знает ли все обстоятельства судьбы Вики Оболенской, чью память почтил?
       «Российский народ должен объединиться. У нас одна Россия», — сказал Владимир Путин. Нет, у русских, похороненных во французской земле, была другая Россия. Да и сегодняшняя, выпускающая буквари про Володю Путина, им вряд ли оказалась бы близка. Другая часть похороненных на Сен-Женевьев де Буа бежала из той страны, правопреемницей которой стала нынешняя РФ. С похороненными здесь же Галичем и Некрасовым ведь боролись уже в те годы, о которых Владимир Путин знает не по книжкам.
       А нынешней России — чтобы хотя бы морально иметь право выдвинуть, стоя над этими могилами, идею исторического объединения российского народа,— не хватает для начала расставания с прошлым – ленинским, сталинским, андроповским. Покаяния не хватает. И я его (пока, во всяком случае) не жду.
       Ехала на кладбище, а внутри звучал тот самый Галич: «А у гроба стоят мародеры и несут почетный караул». Развернулась и поехала обратно. Непрофессионально, конечно.