Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не надо спасать Европу от взрывов

10.08.2000, 16:20

Вчерашний взрыв на Пушкинской – это первый взрыв в Москве после избрания президентом Путина. Все предыдущие взрывы были в стране, за которую так или иначе нес ответственность президент Ельцин.
       Поменялась картинка на экране: тогда силовиков собирал Ельцин и говорил правильные слова. Теперь силовиков собирает Путин и тоже берет ситуацию «под личный контроль». Еще поменялся год: тогда был 1999-й, теперь – 2000-й. И еще: тогда, осенью прошлого года, взрывы жилых домов дали толчок началу второй чеченской войны. Эта война идет почти год. Количество жертв прибавилось к тем, погибшим при взрывах, и цифру без спазмов в горле не произнесешь.
       Война началась, чтобы больше никто не смел… Хотя до сих пор никто так и не доказал, что дома в Москве взрывали чеченцы. Хотя мы снова опознаем трупы, теперь на Пушкинской.
       Снова звучит слово «теракт». И снова никто не берет на себя ответственность. Даже наоборот, Масхадов отрицает чеченское авторство. Он, собственно, заранее предупреждал, что акции возмездия намечены на конец августа. Я пишу эту колонку, когда в Москве ночь, то есть в ночь после взрыва. Почти уверена, что утром окажутся задержанными по подозрению в терракте какие-нибудь чеченцы, или дагестанцы, или иные кавказцы. Это уже безусловный рефлекс.
       Но что за странные террористы, которые, вопреки всякой логике этого кровавого промысла, скрывают авторство? Им прямо наоборот надо, чтобы о них говорили, нервничали, чтобы их боялись и впадали в истерику. При этом сам факт взятия на себя ответственности ничем не грозит – судить и осудить можно лишь конкретного человека. Вот баскские сепаратисты, к примеру, берут на себя ответственность за взрыв в Мадриде. Членов организации можно, предположим, отловить и даже посадить на скамью подсудимых, но на вечную каторгу за убийство можно послать лишь конкретного исполнителя теракта. Так почему же, если в Москве так страшно прогремели действительно террористы, они не взяли на себя ответственность, не обозначили фигуру устрашения?
       Ни одна государственная машина не способна стопроцентно эффективно бороться с терроризмом. И, наверное, министр внутренних дел Рушайло прав, что у каждой урны милиционера не поставишь. Но найти тех, кто взрывал Манежную площадь, жилые дома, было делом чести всех российских спецслужб. Тоже людей не хватило? И времени не хватило? Прошел год!
       Чем, скажите мне, отличается столь шокирующая власти гипотеза о том, что дома в Москве взрывали никакие не чеченцы, а «свои» (потому что кроме как «военного», иного рейтинга Путину было не получить), от гипотезы о том, что дома взрывали чеченские террористы? Ничем, потому что обе не доказаны. Вы скажете: но мы же знаем, что чеченцы способны на террор, вспомните Буденновск и Первомайское. Согласна. Но мы потому об этом и знаем, что Басаев и Радуев не только не прятались, а наоборот, с гордостью заявляли о своих мерзостях.
       Кстати, об угрозе чеченского терроризма. Когда началась вторая война, я спросила человека из правительства: «А вы не боитесь, что чеченцы перенесут эту войну на территорию Москвы? Москва готова к такому повороту событий?» И получила откровенный ответ: «Нет».
       Я не знаю, когда прогремел последний взрыв в парижском кафе, унесший человеческие жизни, но французы и сегодня каждый день готовы к такому повороту событий. За те несколько месяцев, что я здесь, у меня на глазах трижды уничтожали никем не опознанные сумки и пакеты – дважды в аэропорту и один раз просто-таки на Сене, в двух шагах от центральной префектуры Парижа. Вся процедура вместе с оцеплением опасного участка, перекрытием движения, приездом специалистов и собственно актом уничтожения плывущего пакета заняла от силы 15-20 минут.
       И ведь нельзя сказать, что полицейским Парижа больше делать нечего, кроме как рассматривать с многочисленных мостов, что там плывет по мутным водам Сены. И войны на их территории, а также близлежащей, вроде, никакой нет, так что можно и расслабиться. Но они знают, помнят, что нельзя.
       Я вспомнила, как российские руководители объясняли противникам чеченской войны за пределами России, что она, Россия, собственно, спасает таким образом Европу от терроризма. Не надо спасать Европу. Она умеет это делать, поверьте. Нам у нее бы еще поучиться. Давайте научимся спасать себя, своих граждан. Давайте, наконец, поймем, что власть несет прямую ответственность перед каждым из нас, в том числе и перед родственниками погибших, которым она не в состоянии посмотреть в глаза и объяснить, ради чего и от чьей руки погибли их дети, матери и отцы. Она не смогла этого сделать год назад. Она вряд ли сможет это сделать сейчас. Но почему?