Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Грустный финал НТВ

02.08.2000, 14:03

Для того чтобы смотреть НТВ, вам надо поставить тарелку. А для того чтобы поставить тарелку, нужно специальное разрешение профсоюза, потому что у вас старинный дом. И еще надо согласие соседей, которые видят тот участок крыши, где может быть установлена тарелка. Вам нужны все эти проблемы?
       На удивление интеллигентный телевизионный мастер смотрел на меня с искренним состраданием. Через кабель я могу смотреть в Париже каналов 400, но русского телевидения нет. Зачем мне эта морока с письмами, просьбами и уламыванием соседей, думала я, подписывая письмо в профсоюз. А привычка. Я привыкла смотреть новости НТВ и «Итоги» Киселева, прощая ему изрядное занудство в последнее время.
       Теперь, вот буквально сегодня, мне хотелось бы понять, что именно я буду смотреть, если профсоюзы вместе с соседями войдут в мое сложное профессиональное положение и разрешат мне поставить на старинной крыше современную тарелку? Я буду смотреть привычное НТВ или что-то другое, пусть даже с тем же названием?
       О том, что с НТВ что-то происходит, я (и не только я) поняла по резко вдруг сниженному полемическому задору. Друзья, к которым я в Париже забегаю иногда посмотреть русское телевидение, смотрят на меня вопросительно и ждут объяснений. Гусинский сдался? Вообще, НТВ все еще его или уже нет? С ним договорились? Он отдал НТВ за долги? Или прямо наоборот: он договорился с властью, и канал демонстрирует лояльность? Поразительно, но иногда вдалеке от России какие-то нюансы чувствуешь быстрее и точнее, чем будучи вкрученной в непрерывный политический процесс, сидя в стране.
       Пока и НТВ, и представитель «Газпром-медиа» Альберт Кох отрицают факт каких бы то ни было договоренностей между ними относительно холдинга Гусинского в целом и НТВ в частности. Но я прекрасно помню, как все это было при смене владельца в присущем мне издательском доме «Коммерсантъ». Дымовая завеса вокруг сделки была такой, что контуры покупателя не могли рассмотреть не только читатели, но и сотрудники «Ъ».
       Можно ли отрицать, что если Гусинскому предложат выгодные условия урегулирования вопроса с долгами (а это, насколько я понимаю, несколько сот миллионов долларов), то он, как бизнесмен, может их принять? Не стоит этого отрицать. Но реальная цена такого урегулирования для него – потеря части бизнеса, во всяком случае, в России. А бизнес Гусинского в России – медиа-холдинг и НТВ. Власть интересует прежде всего НТВ. Если с Гусинским договорились или договорятся, то НТВ, возможно, выставят на продажу. Это будет снова частная телекомпания, но с другим владельцем. И можно не сомневаться, что это владелец будет лоялен к власти и настоятельно рекомендует то же каналу, то есть его сотрудникам. Куклы Путина и Волошина исчезнут? Или «Куклы» исчезнут вовсе? А «Итоги»? А «Итого»? А «Глас народа»?
       Параллельно ведутся переговоры с Березовским о передаче государству пакета частных акций ОРТ. Лучше, конечно, вступить в переговоры, пока попросту не отняли. А о том, чтобы не отнимать, уже, видимо, не может быть и речи.
       Таким образом, господа зрители, у нас де-факто не останется ни одного крупного частного телеканала. То есть де-юре он будет и, может быть, даже с тем же названием – НТВ, но к «независимому» или к «нашему» телевидению это не будет иметь никакого отношения. Могу гарантировать, что первый, второй и четвертый каналы будут петь в унисон и без отклонений от генеральной линии. Третий, скорее всего, тоже, а то бы его попросту не оставили Лужкову. Боюсь говорить о перспективах «звездных» ведущих — например, Киселева или Доренко. Это ведь всегда не только вопрос внешних обстоятельств, но и личного выбора человека.
       Несколько лет существования НТВ стали эпохой. Мы увидели не только другие «Новости», но и иной уровень телевизионной культуры. Я, пожалуй, все-таки не откажусь от тарелки, если мне, конечно, позволят ее ставить. Просто у меня дурная привычка дочитывать книгу до конца, даже если она того не стоит, и до конца досиживать на спектакле, даже если он плохой. Возможно, к тому моменту, когда мой «ящик» в Париже начнет принимать русские каналы, они уже все будут начинать и заканчивать свою работу, как положено, гимном Советского Союза, но я, по крайней мере, увижу финал и этого спектакля сама, а не узнаю о нем с чужих слов. Грустный финал.