Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Французский пуризм

05.07.2000, 14:47

Бармен поставил на стол два виски и водку. Мы посмотрели на него удивленно: «Но мы больше не заказывали…» — «Это от меня,— он был строг, но, как оказалось, справедлив.— Я вас обсчитал, так что повторяю ваш заказ за свой счет». Теперь он улыбался, и было уже непонятно, всерьез ли он, или мы ему просто понравились, и он решил нас угостить. Лето.
       О том, чтобы не уйти в отпуск, не может быть и речи. Это для парижан все равно, что не пообедать. Обедают они точно с 12 до 15, а в отпуск начинают уходить после взятия Бастилии 14 июля. В августе мне обещают пустой город и полное отсутствие информационных поводов.
       Пока же страна продолжает радостно переживать футбольные победы французов. А в Париже даже наклевывается небольшой скандал культурного свойства. Здесь запретили фильм!
       По-моему, французы от этого в таком же изумлении, как и я. Фильм с интригующим названием «Трахни меня» практически изъяли из кинотеатров. Не помог даже запрет владельцев кинотеатров пускать на этот фильм детей до 16 лет, а в некоторых кинотеатрах — и до 18 лет. Сюжет довольно тривиален: две изнасилованные женщины мстят мужчинам. Не могу сказать, делают ли они это в особо циничной и извращенной форме, поскольку увидеть фильм практически негде.
       Правда, как мне объяснили, можно пойти в порнокинотеатр, где уж точно никто не может запретить его показывать, но в Париже, насколько я понимаю, таких кинотеатров осталось совсем немного.
       Скандал, как всегда, сработает на фильм, так что за его судьбу можно не волноваться. В итоге там ли, тут ли его посмотрят все, включая детей до 16. К тому же для того, чтобы увидеть порнуху, во Франции не надо выходить из дома. Достаточно включить телевизор, и вы получите порнокинотеатр на дому. Тем более странно что-то запрещать.
       Впрочем, на Западе бывают такие всплески целомудрия. Несколько лет назад вся Америка обсуждала, показывать ли в кинотеатрах фильм Филиппа Кауфмана «Генри и Джун» о Генри Миллере. Дискутировалось, сколько звездочек должно стоять рядом с названием фильма – количество звездочек определяет степень недоступности детям до 14, 16, 18 или 21 года. Потом решили, что нет, фильм надо счесть порнографическим и вообще запретить. Тогда в Филадельфии мне удалось его посмотреть.
       Это один из самых красивых фильмов, которые я видела, и я рада, что он есть у меня на видеокассете дома. Не просто не прячу его от сына, а настоятельно рекомендую вместо Шварцнеггера и прочего «мочилова».
       Тогда в Америке, посмотрев фильм, я написала рецензию в американской газете. Она всех шокировала. Русская журналистка из страны, где секс вообще считался буржуазным пережитком, а уж о том, чтобы он присутствовал на экране, и речи быть не могло, упрекает американцев в лживом пуританизме и отсутствии вкуса. Впрочем, я тогда не знала, что эта страна изобретет понятие sexual harrasment, загоняя себя в чудовищный антисексуальный тупик, а то просто написала бы, что у американцев поехала крыша.
       С французами такого произойти не может. От слов, вынесенных в название запрещенного фильма, они не откажутся. Да и от фильма, думаю, тоже.