Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Театр военных действий

19.03.2003, 19:08

Что защищает мировая антивоенная общественность? Право участвовать в принятии решения, начинать войну или нет? Или она защищает право Ирака жить той жизнью, которой он живет, и иметь того президента, которого он выбрал? Де-факто, если отбросить демагогию, получается, что эта самая общественность защищает Хусейна от войны. Не народ Ирака, который этот Хусейн спокойно выставит в качестве живого щита, если ему понадобится защитить себя. И не мир во всем мире, который был взорван вместе с торговым центром в Нью-Йорке. Должна честно признаться, что при всей моей антипатии к нынешнему американскому президенту, этот дядя и Тони Блэр мне все же как-то внутренне ближе, чем усатый диктатор.

Особенно интересно было наблюдать в последние дни за Блэром, который до вчерашней ночи балансировал на лезвии ножа. Я смотрела прямые трансляции с заседаний палат британского парламента затаив дыхание. Это был высший пилотаж, пример дискуссии на высшем политико-театральном уровне. Как они рычали «да-да-да» или «нет-нет-нет», как они формулировали вопросы, как они вставали и садились, и как вставал и садился Блэр, отвечая спокойно и максимально убедительно на каждую реплику. За последние недели он прошел колоссальную школу риторики (в высоком смысле) и четкой аргументации. Как же я была бы счастлива, если бы наша политическая система предполагала вот такое «продирание» к одобрению решения, которое намеревается принять президент. Как бы мне было интересно посмотреть на нашего лидера, которому надо было бы часами доказывать, что избранное им решение – правильное, не вредит интересам государства, не нарушает принципов демократии. И при этом реально рисковать – недоверие парламентариев означало бы для Блэра отставку, конец, досрочный финиш.

Две страны взяли на себя ответственность за разгребание говна под названием режим Хусейна. Дальнейшие экономические и политические дивиденды зависят от того, сколь быстро и успешно они и их явные и тайные союзники справятся с этой задачей. Я не испытываю, при всем врожденном пацифизме, никакого чувства негодования по отношению к сильнейшим мировым державам. Наверное, потому, что глубоко убеждена, что иметь дело с Америкой и Великобританией как-то надежнее и нормальнее, чем с Хусейном. В том числе и тогда, когда речь дойдет до «мирного строительства» и нефти.

За один день процент сторонников войны в Америке вырос до 71%. Не видела пока показателей по Англии. Но члены палаты лордов и палаты общин неоднократно произносили фразу: там будут воевать наши мальчики, и они должны знать, что мы в наших мыслях и молитвах с ними. Совсем ведь не пустые фразы. Эти «мальчики» тоже выросли в демократической системе, и для них абсолютно важно, что они действуют в интересах своего государства и с одобрения его руководства. Особенно это важно, когда война начинается в ситуации поляризации не только мира в целом, но и союзников в частности.

Меня не оставляет крамольная мысль: а если бы ООН оказалась единой и неразделенной в своей позиции по отношению к Ираку, то, может быть, Хусейн сдался бы без боя? Если бы весь мир в один голос сказал ему: ваше время истекло, господин диктатор? Может быть, у него не оставалось бы иного выхода, как собрать манатки и отвалить на какой-нибудь благоустроенный остров доживать свои дни? То есть понятно, да? Я не понимаю, кто упустил свой шанс. Мировой сообщество, которое раскололось, или две державы, которые демонстрируют готовность идти до конца, не дожидаясь единогласного одобрения со стороны мирового сообщества. Де-факто окажется, что упустил свой шанс спастись, в том числе и играя на противоречиях, Саддам Хусейн. Ну и … с ним. А уже потом окажется, что кто-то выиграл, а кто-то проиграл нефть. Но это все потом. Под это «потом», кстати, уверена, подтянутся даже самые яростные противники войны с Ираком, не запятнавшие фрака войной, но вполне неравнодушные к брызгам черного золота. Это будет называться «участием в восстановлении мирной жизни в Ираке». Политическая халява: пусть они там без нас повоюют (вы думаете, кто-то из яростных пацифистов сомневался, что будет война? Бросьте, они же политики, а не идиоты), и если удачно, то мы подгребем восстанавливать и строить, а если все затянется и будет не так быстро и победоносно, то будем кричать, что мы предупреждали. Театр военных действий – старое и точное название.