Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Михаил Ходорковский сидит за всех

27.10.2003, 11:42

Российская власть закончила формирование политического образа Михаила Ходорковского. Из не известного широкой публике нефтяника с неприлично низким для главы крупной компании рейтингом узнаваемости, Михаил Ходорковский скакнул сразу в «звезды».

Я не знаю, хотел ли Ходорковский такой популярности, тем более такой ценой, но точно понимаю, что власть хотела олигарха опустить, а получилось как всегда – раскрутила так, что это ей еще аукнется. Самое парадоксальное, что над политической судьбой Михаила Ходорковского с момента его ареста эта власть уже не властна. Живем же не один день. Его судьба состоится – при этой власти и или вне этой власти, которая не вечна, как и любая другая власть на свете.

Во-первых, «звезды» на то они и «звезды», что к ним бесконечно приковано человеческое внимание и любопытство. Они могут перестать, к примеру, петь, но тогда народ волнует их вес, диета, одежда и личная жизнь. В политике – то же самое. А что там наш олигарх на нарах? Кстати, о нарах. Ничто так не сблизит олигарха с народом, как факт помещения в простой советский изолятор номер 1, (воспетый даже в литературе), под названием «Матросская Тишина». Россия, где от сумы и от тюрьмы никто не застрахован, традиционно относится как минимум снисходительно к «битым». Сейчас кто-нибудь подсуетится и напишет куплеты про простого российского арестованного олигарха, и не важно будет, в ней симпатия или злорадство, песню будут петь, и этого довольно. А по телевизору будет продолжаться реклама нефтяной компании ЮКОС, в то время как глава этой компании — в «Тишине», и это породит анекдоты, что, как известно, является высшим проявлением народного признания. Короче, тюрьма после десятилетнего перерыва вновь превращается в фактор формирования политического имиджа. Даже при отсутствии, считайте, гласности, СМИ не смогут обходить вниманием фактически уникальный случай, когда в обычной камере на семерых сидит человек, который в состоянии не то что снять номер, а просто-таки купить целиком практически любую лучшую гостиницу в любой точке мира. Агрессивная ненависть к богатым в такой ситуации естественно трансформируется в искреннее любопытство – выдержит или нет, сломается или нет, отдаст все, чтобы выйти, или готов сидеть и доказывать, что обвинения против него – ложь.

Здравомыслящей части элиты не надо доказывать, что Ходорковский — политзэк, даже если «накрыть» его еще 20 уголовными обвинениями. Готова предположить, что эта элита еще более труслива, чем я себе представляю, но она внутренне становится болельщиком Ходорковского. Возможно, потому, что от его поведения и дальнейшей судьбы зависит и дальнейшая судьба элиты. Выигрыш или проигрыш Ходорковского, его сила или слабость в сложившейся ситуации – это выигрыш или проигрыш всего частного сектора в России, который понимает, что хоть одну статью уголовного кодекса прокуратура сможет при желании найти на каждого из них. Если сломают олигарха – это не если его осудят в закрытом нецивилизованном судебном процессе, заметьте, а если сломают – то это удар по всему бизнес-сообществу. Для тех, кто все это учудил, ничего никогда в жизни не выстроив собственными усилиями, для них – вечных чиновников с единственным ресурсом – административным — победа и несказанная радость констатация «дерьмо, вы ребята, а не капиталисты». Совершенно убеждена, что симпатии большинства бизнесменов (я не говорю о госслужащих типа Богданчикова) со вчерашнего дня на стороне Ходорковского. Вопреки возможной зависти и вечной внутренней конкуренции. Власть перешла незримую границу.

Я вообще считаю, что пришедшие к власти на прошлых президентских выборах люди с самого начала задумывали войну с олигархами. Но точно понимали, что ни в коем случае не должны допустить объединения крупного бизнеса по схеме 1996 года. Консолидированный бизнес для этой власти – единственная опасность. И вся политика по отношению к бизнесу выстраивалась по схеме «разделяй и отстреливай по одному». Олигархов небезуспешно подталкивали к борьбе друг с другом. Олигархов «убирали» под одобрительное молчание других олигархов. Ни о какой консолидированной позиции бизнеса ни по одному вопросу на протяжении последних трех лет не было и речи. Всегда кто-то как минимум отмалчивался или отсутствовал, или не подписывался, или занимал особую позицию. Абсолютно допускаю, что и после «посадки» Ходорковского нового Давоса-96 не будет, но шансы, что он может быть, возросли. А в глубине души убеждена: бизнес объединен со вчерашнего дня как минимум одним — « с этой властью все ясно».

И Чубайсу, на мой взгляд, все ясно, несмотря на то что он от лица РСПП настаивает на том, чтобы президент сформулировал свою позицию. Прекрасно зная, что в момент, когда спецназ «брал» Ходорковского, как последнего террориста, власть практически в полном составе во главе с президентом заседала и решала «важные вопросы внешней и внутренней политики». Если арест одного из ведущих не только в стране, но и в мире бизнесменов – неважное событие внутренней да и внешней политики, то я – Жизель. Сказала «власть» хоть слово? Хотя бы по форме ареста? Оставим суду высказываться по сути обвинений. Бизнес может опять промолчать, но не забудет. Михаил Ходорковский сидит за себя («полез в политику»), но и за всех за них – за их ошибки и победы, за их участие в приватизации со всем, чем это участие сопровождалось, и за право выстраивать чистый и честный бизнес в нашей стране, за их эгоизм и запоздалый альтруизм, за их прошлое и за их будущее.

Автор – специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ».