Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тоже загогулина

25.02.2004, 19:07

Кто бы объяснил, почему быть «подвешенным дважды» до выборов правительству, стране и президенту удобнее, чем быть «подвешенным дважды» после выборов? Это одна из двух причин, которые назвал Путин, отправив Касьянова в отставку. Объяснением это назвать сложно в силу малопонятности сказанного. В первый раз, говорит как-то не вполне по-русски Путин, правительство подвешено «самим фактом назначаемости», второй раз, еще туманнее заканчивает он, тем, что «правительство будет находиться в состоянии реформируемости».

Ничего не понимаю. А сейчас, то есть до выборов, оно все тем же самым не подвешено? Почему до выборов – можно быстрее, а после выборов – нужно медленнее? Мне-то по наивности как раз кажется, что, отправив правительство в отставку сейчас, президент как раз и подвесил его дважды. Один раз он предложит главу правительства, а тот, соответственно, предложит кабинет — сейчас. А второй раз правительство все равно должно сложить свои полномочия после выборов, так что все опять повторится сначала.

Вот интересно-то! Значит, теоретически президент получил возможность поменять правительство дважды. Мне скажут: да ладно, он же у нас известен как гарант стабильности, зачем ему эти игры и эта лихорадка. Я бы согласилась, если бы мне тот же гарант стабильности только что не доказал, что он способен в секунду ее нарушить. «Плановое мероприятие», о котором почему-то заранее знают силовики, зато совершенно не ведает собственно глава правительства? «Плановое мероприятие», в котором фактор неожиданности явно играет какую-то свою роль? По всем формальным признакам это не плановое мероприятие, а спецоперация. Поэтому я бы не исключала так уж сразу возможность того, что у нас правительство или его глава могут в короткий предстоящий промежуток времени поменяться дважды. Один раз – до выборов, второй раз – после выборов. Конституцию же, требующую сложения полномочий правительства после выборов президента, никто не отменял пока. Таким образом, президент сделал как раз обратное тому, что говорит: подвесил правительство дважды тем, что имеет полное право переформировать то правительство, которое будет сформировано, как он обещал, в ближайшее время.

Интрига – это ровно то, чего не хватало нынешнему предвыборному периоду. Создание реальных новостей – это то, что еще в незапамятные ельцинские времена проповедовал Игорь Малашенко, занимаясь предвыборной компанией Бэна в 1996-м. Неучастие в дебатах Путина компенсировано честно отданным ему, кандидату, бесплатным эфирным временем – увольнение Касьянова и подвешенный (вопреки утверждению президента) вопрос о будущем премьере, а также кабинете министров – тема для СМИ на недели вперед. А что у нас осталось до выборов? Ровно эти недели. Добавьте к этому два безусловных месседжа избирателям: президентом буду я и никто другой – раз, и победа в первом туре мне обеспечена – два (Путин сказал, что народ должен знать, с каким правительством ОН собирается работать после 14 (!) марта, то есть после первого и единственного, как следует понимать, тура). Я понимаю, что наглость одного из кандидатов в президенты основана на реальных оценках его перспектив, но от этого она не перестает быть наглостью и плевком в адрес избирателей, за которых Путин уже решил, кто ими будет руководить в дальнейшем. Собственно, он отменил реальные выборы, то есть выбор.

Может быть, за этой наглостью скрывается в сущности глубокая неуверенность в собственном будущем, страшное опасение потерять власть? Это четыре года назад, говорят (я лично в это не верю), Путин не хотел этой власти. А теперь он ее хочет, он ее полюбил, он не хочет, чтобы она его бросила. Может быть, там, в глубине его трепетной души, живет опасение, которое терзает его по ночам, что вдруг, блин, эта сумасшедшая страна вытворит какой-нибудь фортель да и не явится на скучные выборы с заранее известным результатом, или в своей непредсказуемости возьмет да и проголосует против всех. Или вот он сидит вечерами со своими близкими Ивановыми и Сечиным, и они перебирают все варианты, и брателлы говорят: что, Вова, а вдруг… Не должно быть вдруг, Вова, ты тут не один, не жди милостей от народа, делай что-нибудь. И лучшее из этого что-нибудь – свалить Касьянова, потому что этому, братишка, каждый найдет свое объяснение, и все они будут в твою пользу: от «окончательного расставания с семьей Ельцина» до «наказал за плохую работу», включая «мудрый и хитрый политический ход, молодец». Возбуди страну, Вова, а то она у тебя совсем заснула, она так и выборы проспит. Кинь ей кость – пусть грызет, пусть злорадствует, пусть радуется, пусть гадает, кто да почему. Докажи ей, что ты можешь запустить снаряд, который не отклонится от курса и точно поразит цель.

И вот все спорят, гадают, почему именно сейчас сняли Касьянова, пытаются расшифровать зашифрованное, а причина, как обычно, может быть простой, по-человечески очень понятной и, как всегда у господина президента, сугубо личной. Вот такая загогулина, понимаешь…

Автор — специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ»