Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Уроки Абрамовича

04.03.2004, 11:49

Самое отвратительное, что я сижу и гадаю: на Абрамовича наехали всерьез или понарошку? Или: это игра или вовсе даже нет? Или: это выгодно перед выборами, выгодно Абрамовичу или теперь всерьез взялись за «Сибнефть»?

Государство сделало все, чтобы простимулировать во мне подобные сомнения. Оно вот уже полгода настойчиво объясняет мне, что налоги – это не какая-то обязательная финансово-бизнесовая составляющая, а эффективный политический инструмент. И использует этот инструмент сугубо выборочно – когда надо власти и против тех, против кого надо той же власти. В противном случае мне, дилетанту, непонятно, почему разом не накрыли все, например, нефтяные компании, которые не устают повторять в один голос, что буквально каждая из них использовала те же схемы минимизации налогов, за которые формально посадили Ходорковского. Ну и сажали бы справедливые наши сразу Абрамовича, Фридмана, Алекперова и всех остальных по списку.

Разве что у полных идиотов остались сомнения, что «долги» Ходорковского подсчитывали не в МНС, а в Кремле. Таким образом, степень моего гражданского доверия к справедливости требований налоговиков равна нулю. В любой другой нормальной стране если бы мне сказали, что Абрамович недоплатил налоги, то я бы вот так буквально и поняла. А когда мне об этом сообщают наши налоговые органы, то я начинаю тут же прикидывать, кто и в какую игру сейчас играет.

В сложившейся ситуации полного единоначалия в стране кто же это, интересно, посмеет наехать на неравноудаленного олигарха, который все еще регулярно заезжает к Путину на чашку чая? Ведь, в конце концов, этого не сделали даже тогда, когда логика развития событий вокруг Ходорковского подсказывала адекватные действия в отношении его коллеги по объединенному бизнесу Абрамовичу. Тогда подъехали и отъехали, сказав, что к Абрамовичу претензий нет. И поставили последнего в сомнительную ситуацию, которая тут же выразилась в появлении версий о его причастности к наезду на ЮКОС.

Сейчас это происходит в самый неопределенный период между двумя правительствами, то есть когда большинство должностных лиц подвешено, включая руководство МНС. Или этому руководству нечего терять, или, прямо наоборот, ему указали правильный путь, как удержаться и не потерять.

Или последнего равноудаленного решили топить, или он сам решил, что наезд ему не повредит (тогда претензии налоговиков окажутся, например, запоздалыми из-за срока давности и как-то тихо увянут). Возможны оба варианта. Абрамович может дружить с Путиным, но это вовсе не значит, что он мил старым путинским друзьям, пришедшим за ним в Кремль. С другой стороны, уж больно неприкасаемый Абрамович в ситуации, когда Ходорковский сидит, выглядит слишком подозрительным как для внешних, так и для внутренних наблюдателей. На внутренних, возможно, Роману наплевать, но на внешних вряд ли: благодаря покупке «Челси» он стал ньюсмейкером на Западе. Он стал публичной фигурой, что для него непривычный статус, и ему не все равно, что сейчас о нем думают и пишут, и ему совсем не нужен образ счастливчика, процветающего на руинах, в которые (с его или без его помощи) пытаются превратить бизнес его партнера по объединенной компании. К тому же если в процессе развода компаний Ходорковского и Абрамовича суды и дальше будут все решать в пользу «Сибнефти», то это тоже начнет вызывать подозрения, исходя просто из подмоченной репутации российской судебной системы, безукоризненно реагирующей на импульс со стороны власти. А так у Абрамовича появился аргумент: кто вам сказал, что я неприкасаемый? Вот вполне даже прикасаемый, вот даже использование льгот для инвалидов раскопали.

Со стороны власти наезд на Абрамовича в разгар предвыборной кампании тоже не лишний. Нет у власти любимчиков. Как там говорил кремлевский человек в фильме «Олигарх»: «Задумано все было правильно. Неважно, олигарх ты, не олигарх. Проворовался – изволь отвечать». Это так задумывается для широкой публики. Роман Аркадьевич, как мне представляется, очень точно все понимает про нынешнюю власть, чтобы всерьез оказаться ее жертвой.