Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

А город подумал – ученья идут

23.06.2004, 19:44

Виртуальная реальность, в которую трансформировалась жизнь страны Россия, не смогла вчера избежать прямого столкновения с реальной реальностью, извините за тавтологию. Жизнь (и смерть) поставила телевизионщиков в безвыходную ситуацию: нельзя было не показать хорошо спланированную и четко проведенную военную операцию боевиков в Ингушетии, и нельзя было не показать улыбающегося министра обороны Сергея Иванова, наблюдавшего за имитацией разгрома террористической группировки десантниками на дальнем Востоке. К тому же оба события нераздельно связал собственной персоной президент Путин, побывавший и на месте реально проигранного сражения, и на месте виртуальной победоносной схватки с бандитами. Наверное, если бы Ларри Кинг брал у него вчера интервью и спросил : «А где был ваш спецназ во время атаки террористов на северном Кавказе?», то Путин снова бы улыбнулся и ответил: «На Дальнем Востоке». Я понимаю, что грешно смеяться, особенно с учетом, что за сутки количество погибших в Ингушетии, даже по неполным подсчетам, возросло вдвое, но, честное слово, ситуация абсурдна настолько, насколько может быть абсурдна только невыдуманная ситуация.

Я не знаю, в курсе ли были боевики, что их «нападение» будут учиться отражать на Дальнем Востоке… И отразят. И так красиво – как новый штурм берегов Нормандии. Зайдут с моря, выкатят из пуза кораблей бронетехнику. Ни один солдат не погибнет, террористов на фиг всех перебьют, как завещал верховный главнокомандующий. И в то же время, когда по ящику будут показывать эти безусловные успехи наших солдат на дальневосточном безлюдном берегу, руководители всех возможных спецслужб сбивчиво будут докладывать президенту о событиях в Ингушетии, явно не вполне владея информацией даже через девять или десять часов после начала операции боевиков и через пять или шесть часов после ее окончания. И именно поэтому из всей этой невнятицы запомнится навязчиво звучащий из их уст мотив, что «не сдали ни один из стратегически важных объектов», отстояли, буквально любой ценой. И именно потому, что это звучало в годовщину нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, наступала аберрация – ребята, мы о чем сейчас говорим, это что, хорошо организованная вражеская армия напала на нашу родину? Или это все же сброд бандитов, которых, если верить публичным подсчетам российских военных, уже года три как всех уничтожили? Это что, в реальности-то? О том, что все это в виртуальности, мы слышим последние четыре года. Мы там, на Северном Кавказе, если верить тем, кто об этом уполномочен говорить, уже все зачистили, разровняли, поля засеяли, фруктовые сады засадили и теперь только ждем урожая. Мы же там уже давно вроде как победили, референдум провели, выборы устроили, конституцию приняли – короче, у нас там все под контролем.

Может быть, те, кто нам все это впаривают, искренне в это верят. Они тщательно годами работали над картинкой, преподнося ее публике как документальную фотографию, а потом и сами поверили, что это фотография. После убийства Кадырова эта картинка начала меняться. Как портрет Дориана Грея, который отражал истинную сущность героя одноименного произведения Уайльда. После атаки в Ингушетии она изменилась еще больше. Эти изменения не заметит разве что слепой. Происходящее является убийственной правдой для страны. И это самое опасное для президента.

Сегодняшняя ситуация на Северном Кавказе в целом – это фиаско политики Путина в регионе. Те, кто пришли вчера в Назрань, доказали, что воз и ныне там, где был пять лет назад, когда аналогичные события произошли в Дагестане. Это раз. И это фиаско пиарошной политики нынешнего режима. Можно создать виртуальные партии и даже составить из них парламент. Можно отштамповать виртуальных кандидатов в президенты и сыграть с ними в президентские выборы. Можно создать виртуальную якобы мирную Чечню, чтобы легче было играть в президентские выборы. И можно легко победить виртуального противника на дальнем Востоке. Но вся эта виртуальная бодяга рассыпается в секунду при серьезном столкновении с реальной жизнью и реальной смертью, и ничего тут не сделаешь. Разве что снова пообещаешь замочить в сортире, ровно как четыре года назад, когда наш нынешний виртуальный мирок только начинал формироваться. Но кто же поверит? Если только Сергей Иванов, верный испытанный товарищ, только что «замочивший» на Дальнем Востоке всех, кого там не было и, главное, быть не могло.

Автор – специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ»