Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Биография зла

04.09.2012, 10:28

Глеб Черкасов о темном прошлом политиков

Прошлое становится все большей обузой для российских политиков. И для тех, кто верен генеральной линии, и для тех, кто ее не признает, а главное — для тех, кто когда-то был верен, а теперь не признает.

Самое большое отягощение — опыт предпринимательской деятельности. Она может вызвать интерес у правоохранительных органов и без всякой политической подоплеки. Ну а уж с ней сплошные вопросы.

Тут энергия дознавателей вполне совпадает с широко распространенным общественным настроением: раз бизнесмен — значит, что-то нечисто. И если уж такой человек попытается избраться ну хотя бы в городскую думу, то вердикт однозначен: хочет покрыть старые грешки.

Именно поэтому каждый политик, который хоть один раз, пусть даже неудачно, пытался заниматься бизнесом, обладает определенным репутационным изъяном. Было предприятие успешным — извлекали прибыль, неуспешным — скрывали. А уж будет на бывшего бизнесмена, занявшегося политикой, обращено всеобщее внимание или нет — вопрос соответствия генеральной линии. Итого получаем целый слой политиков, которые под ударом просто по факту своей биографии.

Не меньшая репутационная проблема для политика — былая работа в органах исполнительной или законодательной власти во времена Бориса Ельцина, первых сроков Владимира Путина, а теперь уже и Дмитрия Медведева.

Раз был во власти — значит, участвовал в принятии и реализации решений. Вспомнить о них несложно, особенно вне контекста, в которых они принимались. Обозначить негативные последствия и того проще.

И не важно что это было — преодоление кризиса 1998 года или доведение до кризиса 2008 года. Виноватых назначат в соответствии с генеральной линией, а кто, когда и насколько неправ — это уже нюансы.

Серьезная угроза для политика — бывшее или нынешнее окружение: от былых соратников до нынешних приятелей. Светская хроника иногда дарит изумительные свидетельства того, как непримиримые политические противники с удовольствием общаются в неформальной обстановке. Никакого двойного дна, никакой фальши: люди, знакомые по работе годы и даже десятилетия, могут при всей разнице политических взглядов сохранять приятельские отношения. Один из лидеров КПРФ 90-х годов был знаком с Борисом Ельциным с тех времен, когда оба работали по обкомам. Сохранившиеся человеческие отношения позволяли и в самых кризисных обстоятельствах поддерживать диалог. Однако чем дальше, тем основательней старые связи тянут на дно. Указывают, что тот или иной политик не умел вовремя понять, с кем надо было дружить, а с кем не стоило.

Есть еще всякие мелочи вроде избыточных контактов с заграницей, не совпадающие с нынешней генеральной линией формулировки в давно забытых интервью. Политик, у которого есть прошлое, уже в силу этого обстоятельства вправе беспокоиться о своем будущем.

На самом деле всем есть, что поправить в прошлом. И здесь наблюдается некоторое совпадение интересов самых разных политических сил.

Коммунистам хотелось бы забыть о том, что они голосовали за ратификацию Беловежских соглашений. Бывшим активистам СПС — о лозунге «Путина — в президенты, СПС — в Думу, Кириенко — в мэры». Единороссам — о том, что одним из лидеров был Юрий Лужков, а в 2000 году они голосовали за премьер-министра Михаила Касьянова.

Знаменитый своими законодательными инициативами депутат Сидякин начинал свою карьеру, сотрудничая сначала с коммунистами, а потом и со «Справедливой Россией». Оппозиционный депутат Геннадий Гудков в начале своей парламентской карьеры состоял в «Единой России». Из «Яблока» вышла целая плеяда свирепых охранителей: партия не любит об этом вспоминать, выходцы тоже не в восторге от своего демократического прошлого.

Казалось бы, объявить биографическую амнистию, обозначив точку, до которой все, что было, несущественно. Всем бы стало проще — и бывшим бизнесменам, и отставным министрам, и тем, кто менял партии как перчатки. Однако коллективное и индивидуальное обнуление биографий не в интересах генеральной линии. Неуверенность в себе дорогого стоит, и вряд ли такое полезное свойство будет разменяно просто так. Заменить нынешних персонажей людьми без биографии никогда не поздно.