Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Плата за слабость характера

14.04.2009, 10:05

Много раз давал себе слово не смотреть исторических фильмов. Никаких — ни наших, ни не наших, ни про древнюю историю, ни про недавние дни. Не увижу — так и злиться не буду. Кинокритику можно не читать, профильные разговоры любопытных знакомых уводить в сторону. И вот регулярно нарушаю данное себе слово. Смотрю, злюсь, потом снова даю себе слово. Ну и, конечно же, снова нарушаю.

И не то чтобы я хорошо знаю историю. Наоборот, плохо — это что касается хоть сколько-то знакомых мне периодов. Все остальное я знаю просто паршиво. Однако даже в общем обрывочных сведений бывает достаточно для того, чтобы очень не любить исторические фильмы. Равно как и научно-популярные книги.

И вопрос тут вовсе не в идеологической накачке того или иного события. В конце концов пришлось свыкнуться с тем, что исторические события используются для решения сиюминутных политических и идеологических задач.

Однако, как выясняется, выполнение идеологических задач сопровождается откровенной производственной халтурой. И это самое опасное дело. Договориться о том, чтобы оставить историю в покое и определяться с будущим, не привлекая к этому в качестве расходного материала исторические события, возможно, еще получится. А вот отучить производителей от вольного обращения с фактурой будет гораздо сложней. Они же так привыкли. Так проще и быстрее.

Вот в совсем свежем фильме про достаточно недавние события появляется мордатый и в целом положительный дядя. Он наряжен в форму командира Красной армии. По ходу фильма его называют маршалом Тухачевским. А я точно знаю, что он совсем не похож на него. Маршал по-другому выглядел. И, более того, в каком-то другом фильме на эту роль подобрали актера, вид которого хотя бы не противоречил фотографиям маршала. То есть нерешаемой задачей это в общем не является (а вот если бы я хорошо знал историю, то, наверное, обратил бы в этом эпизоде внимание на другие мелочи и расстроился бы еще больше).

Говорят, в другом свежем фильме, гораздо более знаменитом, было допущено более 100 больших и малых исторических ляпов. Подсчет произвел очень дотошный человек, и я восхищаюсь его терпением и мужеством. Я это кино досмотреть до конца не смог бы точно. По вполне объективным причинам. Из кинотеатра меня бы вывели, а если бы смотрел дома, то выкинул бы диск в окно, возможно, вместе с воспроизводящей аппаратурой.

На самом деле оградить себя от исторического кино совсем не сложно — достаточно просто сдержать взятое на себя обязательство не смотреть его. Жертвуя при этом фильмами, создатели которых постарались максимально аккуратно распорядиться имеющимся материалом.

Проблема в том, что оградить себя от последствий просмотренного практически невозможно. Историческое кино пользуется несколько меньшей популярностью, нежели ток-шоу или концерты юмористов, однако и его люди смотрят. Убедить их в том, что их ознакомили в лучшем случае с творческим взглядом съемочной группы на историческое событие, бывает достаточно сложно. Впрочем, это касается и художественной литературы. Однажды я крепко обидел случайного попутчика, взахлеб пересказывавшего мне содержание романа «Русь изначальная» Валентина Иванова. Когда я попытался объяснить ему, что это художественный роман, а не летопись и достоверность некоторых событий вовсе не очевидна, попутчик стал сердиться, а потом и совсем прекратил разговор.

Счел меня неучем. Ну по-своему он в общем прав был.

Я ж тогда не знал, что лучше о футболе поговорить.