Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кончилось ли время Лужкова

16.04.2007, 12:55

Видел на днях мэра Лужкова. По телевизору. Он в телевизоре встречался с Путиным. Выглядел он (Лужков, а не Путин, разумеется) неважно: лицо какое-то напряженное, не улыбался, словно они только что говорили о чем-то неприятном и в этот момент «зашла» телекамера. Видно, кто-то в этот момент за кадром скомандовал «мотор!», и Владимир Владимирович, строго глядя на Лужкова своим неподражаемым (одним из) проницательным взглядом следователя, строго спросил: что, по-вашему, на сегодня является главной проблемой Москвы?

Мэр города на полном серьезе ответил, что «в государстве и в Москве особенно нужно развивать производство, нужно поднимать машиностроение, авиационную промышленность, химическую промышленность». А особую тревогу мэра вызывают, оказывается, «наши научно-исследовательские и опытно-конструкторские организации». Потом еще, правда, про детей добавил – что в Год ребенка в городе родится не менее 100 тыс. младенцев.

Мне ответ мэра показался ну очень странным, что, возможно, объясняется состоянием легкого стресса, в котором оказался он в путинском кабинете. Ведь аккурат накануне в прессе появился слух, что, дескать, Лужков поставит перед президентом вопрос о доверии, чтобы переназначиться на новый срок правления, истекающий у Лужкова в конце 2007 года. Ранее Юрий Михайлович горячо уверял, что он свое правление этим сроком (то есть 2007 годом) и ограничит.

Мне, честно говоря, кажется, что самой главной проблемой города Москва на сегодня являются все же не опытно-конструкторские бюро и даже не авиастроение с химической промышленностью, а банальные автомобильные пробки. И, наверное, если бы мэр говорил с избирателями, то именно такой ответ и был бы наиболее логичным. Но поскольку мэр Москвы теперь избирателями не избирается, а назначается президентом, то поднимать с этим Избирателем вопрос пробок было, разумеется, крайне неуместно, ибо тот этих проблем не испытывает. Как не испытывает их и сам Юрий Михайлович, и многие сотни московских и федеральных чиновников, рассекающих по городу с мигалками.

Проблемой города Москвы также являются парковки – вернее, их отсутствие. Проблемой является то, что мэрия Москвы, раздавая подряды на строительство всевозможных офис-центров и торгово-развлекательных комплексов симпатичным ей фирмам, вовсе не обременяет эти фирмы обязательствами строить сопутствующие подземные парковки. То же самое происходит с «точечной жилищной застройкой», превратившей к тому же город в целом в нечто архитектурно эклектичное, лишенное и единого стиля, и какого бы то ни было элементарного вкуса. Точечная застройка привела к тому, что дома под элитное и прочее жилье строились без всякого разумения, насколько они соответствуют возможностям местной городской инфраструктуры (подъездные пути, дворы, торговые точки, те же парковки и пр.)

Проблемой Москвы является то, что согласно нормам, утвержденным городскими властями, в центре города на 100 кв. метров офисных площадей положено лишь 1 (одно!) парковочное место, а на окраине 1 место положено на 40 кв. метров. Это значит, что не менее 9 офисных служащих из 10, имеющих обыкновение ездить на работу на машине, мест для парковки не имеют.

Проблемой Москвы является экология – она один из самых грязных мегаполисов мира. В том числе потому, что из города никак не выведут в пригородные зоны всякие производства, в том числе машиностроительные и химические (кроме разве что опытно-конструкторских бюро), как это уже произошло со всеми подобным мегаполисами мира, ни один из которых не может «похвастаться» таким обилием чудовищных и огромных промзон. Улицы города тоже не блещут чистотой, они пыльные и замусоренные, в том числе за счет многочисленных палаток-ларьков, выросших в иных местах в настоящие «шанхайчики».

В городе не хватает зелени, парков, спортивных площадок и вообще спортивных сооружений. Общественных бассейнов – раз два и обчелся. Теннисных кортов – практически нет. Детям и подросткам негде гонять в футбол и баскетбол. В том числе будет негде 100 тысячам ожидаемым младенцам.

Но мэр Москвы почему-то стесняется об этом говорить с президентом и назвать именно эти человеческие проблемы главными проблемами города (вряд ли, скажем, мэр Лондона или Парижа будет заводить песнь о пользе химической или авиационной промышленности на вверенных им территориях). Как стесняется он говорить о совершенно чудном порядке землеотвода под жилищное строительство, в результате чего стоимость квадратного метра жилья в Москве уже превысило аналогичный показатель Нью-Йорка (причем даже района Манхэттена). Впрочем, в части коррумпированности московские власти ничем принципиально не хуже и не лучше всех прочих властей и чиновников страны. Разве что отличаются масштабом и отлаженностью машины. Эта машина в Москве ну очень отлажена.

Юрий Михайлович Лужков стал мэром уже давно и по-своему до определенного времени был вполне адекватен тому электорату, который его выбирал (а его, еще раз напомним, ранее выбирали прямым голосованием). Он был хорош для сотен тысяч московских пенсионеров, для которых организовал по сути параллельную систему социальной помощи в тяжелые времена первоначального рынка. Он было хорош в организации продуктовых рынков и палаточной торговли во времена, когда надо было придать первоначальный импульс розничной торговле. Он также был на своем месте, когда кричал с балкона мэрии в 1993 году: «Ельцин! Демократия! Россия!»

Он очень хорошо организовывал городские праздники, он один из первых в стране стал проводить в таком масштабе День города на радость обывателям. Правда, он всегда это делал, исходя из интересов пешеходов, а не автомобилистов – перекрывая всякий раз в массовом порядке улицы и переулки. Мэр Лужков, по сути, всегда оставался, с точки зрения его электоральной базы, именно мэром пешеходов, пенсионеров и еще городских чиновников. Хотя самым главным его достижением за все время правления все же стоит считать постройку нормальной кольцевой автодороги, в меньшей степени третьего транспортного кольца (из-за неграмотно организованных съездов-въездов и абсолютно параноидально организованной дорожной информацией и указателей на нем).

Но город за последние полтора десятилетия сильно изменился. В частности, он перестал быть городом пешеходов, став городом автомобилистов. Перед мегаполисом уже давно стоят совершенно другие, качественно другие, задачи.

Управление транспортными потоками должно быть переведено на совершенно другую основу. В Москве сегодня даже нет «зеленой волны» в работе светофоров ни на одной магистрали. Должна произойти интеграция всех видов общественного транспорта: сегодня Москва один из последних мегаполисов мира, где на разные виды общественного транспорта нужно покупать проездные документы, причем их не так-то просто купить на каждой остановке. Городской транспорт должен быть интегрирован с пригородным, чтобы и расписание было согласовано, и пересадки предельно упрощены и ускорены (почему, наконец, уже не совместить пригородные электрички и метро?). Должны уже давно быть пересмотрены под новые условия многие градостроительные нормы, городские власти должны научиться предписывать застройщикам (а не только брать с них взятки), сколько должно быть в микрорайоне парковок, магазинов, спортивных площадок, прочих социальных объектов, парков. Должны быть, наконец, перестроены все формы общения жителей с городскими службами и чиновниками — всеми этими едиными расчетными центрами, бессмысленными БТИ, всевозможными регистрирующими конторами и пр. В их работе должна наконец появиться удобная для жителей логика и удобство. Многие из этих реформ вполне укладываются в формулу «прекратить взяточничество и воровство», но она, конечно, неосуществима в рамках одной Москвы.

Но если весь комплекс городского хозяйства Москвы все более пробуксовывает, не поспевает за требованиями времени, а в иных частях так и просто близок к коллапсу, то способен ли мэр Лужков справиться с новыми задачами? Мне лично кажется, что пик его эффективности в этой ипостаси уже позади, так что, объективно говоря, уже вполне можно было бы говорить о том, что Москве нужен новый свежий, прогрессивный, продвинутый взгляд городского реформатора уровня 21-го века. Мегаполис должен управляться уже по-новому, по-современному. Но мне также кажется, что пожелания эти – утопичны, поскольку вместо Лужкова будет непременно назначен какой-нибудь, ранее неприметный и серенький, очередной юрист из Санкт-Петербурга, который будет глядеться в этой должности намного хуже.