Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Почему Лужков не Кондолиза Райс?

05.04.2004, 12:40

Свободомыслие и вольнодумство (вплоть до опасного) часто заключаются всего лишь в том, чтобы сопоставлять в голове внешне совершенно несопоставимые события. А поскольку вольнодумство сейчас не особенно в почете, то если бы я был на месте телевизионных начальников, особенно на государственных каналах, то я бы чуть-чуть поостерегся выдавать в эфир информацию о том, как советницу Буша Кондолизу Райс буквально доставят приводом в конгрессовскую комиссию на предмет дачи показаний на тему, как администрация Буша не подготовилась к терактам 11 сентября 2001 года. Причем Кондолизе придется отдаться комиссии под присягой. А это значит, что каждое неверное слово, если потом окажется, что оно было сделано неверным умышленно, обернется против помощницы Буша уже уголовным разбирательством. А для самого Буша может кончиться неизбранием на второй президентский срок.

Это на сегодня едва ли не главная политическая новость для Америки. Нация на ток-шоу, в газетах, на телевидении, а отдельные продвинутые обыватели – прямо как у нас, на кухне – обсуждают, что делал Буш и его команда летом 2001 года: знал ли он о кровавых приготовлениях Аль-Каиды использовать пассажирские самолеты в качестве оружия поражения американских городов, умышленно ли он притягивал «за уши» Саддама Хусейна к осуществлению этих терактов после того, как те уже произошли, или же, напротив, уже пришел к власти с навязчивой идеей вдарить по Ираку вне зависимости от того, есть ли там оружие массового поражения или нет, причастен ли Хусейн к международному терроризму или же невинен, аки агнец.

При этом обсуждение уже сегодня – то есть на сравнительно ранней стадии скандала – носит довольно документированный характер. Всему виной стала книга бывшего главного координатора в Белом доме по антитеррористической борьбе Ричарда Кларка «Против всех врагов». Суть бестселлера в том, что, дескать, Буш и его команда Аль-Каиду недооценили, а Саддама, напротив, демонизировали. И вообще сын (Буш-младший) просто хотел отомстить за отца (Буша-старшего), не добившего Саддама в 1991 году.

Однако комиссия будет заниматься не только реминисценциями Кларка. Уже затребованы протоколы и расписание совещаний президента в так называемой «ситуационной комнате» Белого дома: что именно и когда он обсуждал со своими советниками, в том числе с Кондолизой Райс, на предмет национальной безопасности, что говорил об «Аль-Каиде», что говорил о Хусейне, какие задания давал министру обороны, где было ЦРУ и чем именно оно там занималось, – все будет вывернуто наизнанку. Белый дом, как ни покажется нам это диким и странным, НЕ СМОЖЕТ скрыть от конгресса ни одной бумажки, записи, электронного письма или документа, если, разумеется, конгресс всерьез захочет, чтобы все это было ему предоставлено.

Оно, конечно, понятно, скажет наш политически подкованный программой «Время» обыватель – у них там выборы, вот они и поливают друг друга грязью. У подкованного программой «Время» в последнее время эти два слова --«выборы» и «грязь» — в мозгу умело и тесно переплетены. Настолько, что оный обыватель уже не в состоянии сопоставить их «грязь» с нашей незамутненной чистотой.

Речь, разумеется, идет о том самом выбросе «облачка пыли» из одной из несущих колонн аквапарка «Трансвааль», который, по свидетельству слишком многих людей, якобы предшествовал обрушению его крыши.

Итак, что известно на сегодня? Вернее – какие факты-домыслы гуляют по массмедиа? Говорят, в аквапарке была некая пленка, снятая одной из видеокамер наружного наблюдения, зафиксировавшая «выброс пыли» с внешней стороны сооружения на высоте нескольких метров над землей и длиной метров 5, после чего колонна, надломившись в этом месте, упала, а вслед за ней – вся крыша. Если это так, то с большой вероятностью (не 100-процентной, но большой) можно свидетельствовать о теракте. Говорят также, что эту пленку видели многие. Об «облачке» говорит не только проектировщик крыши Нодар Канчели, но и мэр Москвы Лужков, и глава турецкой строительной фирмы, строившей аквапарк. Другие люди говорят, что пленку вскоре после всплеска «разговорчивости» видевших ее людей конфисковала ФСБ, дабы приобщить к следствию. Также говорят, что на последующих показах (во время работы комиссии по расследованию происшествия) кадры выброса «облачка» оказались на пленке затертыми. Сама злополучная колонна, якобы надломившаяся в месте выброса «облачка», вопреки некоторым указаниям, не была оставлена на месте и не отложена в сторону для дальнейшего изучения, а свалена в кучу с другими обломками, то есть фактически как вещественное доказательство просто ликвидирована. Случайно или по чьему-нибудь умыслу?

На поверхности осталось лишь заявление «компетентных органов» о том, что следов взрывчатых веществ на месте трагедии не обнаружено. Ну а проверять компетентные органы у нас – это все равно что плевать против ветра. Не ЦРУ чай, чтобы гражданские всякие вопросы задавали.

Однако, что примечательно, ни одно высокопоставленное официальное лицо, скажем из ФСБ или прокуратуры, до сих пор не выступило перед какой-никакой общественностью, дабы официально заявить: насчет пленки – все ложь, ее не было (или она была?), выброса тоже не было (или был?), пленка и выброс Канчели померещились (или не померещились?), а также они померещились лично мэру Юрию Михайловичу Лужкову.

Сам Юрий Михайлович, похоже, все сильнее и сильнее начинает забывать, впрямь ли он видел пленку и «облачко» или оно ему все же действительно померещилось. А поскольку он все более не уверен в политической правильности своих воспоминаний, то никаким заявлением общественность тем более будоражить не спешит. Кстати, почему все же?

Надо ли к этому добавлять, что ни славная однопартийная Дума государственная, ни такая же однопартийная дума Московская не собираются проводить никаких слушаний-расследований и потому тоже не будут беспокоить официальные лица своими дурацкими вопросами на тему, была ли пленка. Не говоря уже о том, чтобы ее показать. Ну хотя бы на телевидении.
Комиссии, расследующие эту трагедию (одна — госстроевская, другая – московская) мутные заявления на тему о том, что, мол, они что-то такое знают, но не скажут, перемежают не менее мутными заявлениями насчет того, что окончательное оглашение результатов расследования опять откладывается. Сами по себе, надо заметить, признания в некоем знании относительно человеческой трагедии, которое до поры обывательскому уху слушать не положено, есть большое, в сущности свинство. Но кому до того дело?

Сначала ждали президентских выборов. Мол, не надо будоражить, особенно если это теракт. Хотя, как еще один теракт мог «взбудоражить» эти президентские выборы, совершенно непонятно. Потом стали ждать еще чего-то. Из-под ожидания и почти всеобщего бесстыдного полумолчания и полунамеков на поверхность периодически просачивается противоречивая, но мерзская и вонючая, как гнилая болотная жижа, информация, которая свидетельствует лишь об одном: в обеих комиссиях по поводу выводов имеются серьезные разногласия, причем разногласия эти пытаются «разрешить» не иначе как в форме некоей сделки. Почему-то начинает казаться, что в данном случае речь вообще идет едва ли не о самой грязной сделке и о самом грязном деле на все постсоветские годы.

Сейчас можно, конечно, начать гадать, не поспособствовали ли такому никем, по сути, уже даже не скрываемому бесстыдству предыдущие трагические дела, по которым никто толком не стал учинять полномасштабных разбирательств, загадочные «учения», в ходе которых в жилом доме в Рязани были обнаружены мешки с гексогеном, гибель подлодки «Курск», где канула в небытие первоначально всплывшая версия о неработоспособности сигнально-аварийного буя на ней, который мог бы ускорить спасение еще остававшихся в живых людей, и т.д. На этом фоне уже совершенно блекнет зарево пожарища московского Манежа, вопрос о возможности умышленного поджога которого никто даже не пытается ставить, не то что расследовать.

Мол, не ваше собачье дело. И все тут. И ведь, в сущности, они правы. Не наше это собачье дело. Уже не наше. Почему? А вот почему.

Потому как подобное бесстыдство стало возможным не столько в результате отсутствия какой-либо оппозиции, которая была бы, конечно, заинтересована во всяческих расследованиях, не угодных власти (как, к примеру, сейчас толкают вперед расследование против Буша американские демократы), сколько благодаря тому, что подавляющему большинству обывателей этой страны совершенно сегодня наплевать на то, кто именно их взорвет (утопит, спалит, собьет учебной ракетой ПВО в воздухе или загнобит каким иным способом — нужное подчеркнуть) в следующий раз. Им стало совершенно наплевать на правду или ложь – и насчет поведения властей, и насчет мотивов террористов, и насчет истинных или мнимых причин тех или иных катастроф и трагедий. Поэтому в следующий раз народ будет не особенно в претензии, если о крушении очередного аквапарка, очередном взрыве в метро, очередной аварии подлодки или других подобных неприятных событиях, не вписывающихся в общенациональный эмоциональный настрой типа «Аншлаг! Аншлаг»!», ему попросту вообще не станут ничего сообщать. Дабы не будоражить. Поэтому это не столько власть «укрощает» разные СМИ (всякая власть имеет подобные интенции, заложенные в самой ее природе), начиная с телевидения, сколько это господин Обыватель позволяет ей это делать, ибо устал «будоражиться».
Поэтому, конечно же, сюжет о конгрессовских терзаниях Кондолизы Райс можно ставить в эфир совершенно спокойно. Это – совершенно безопасная новость на тему «их загнивания». А не нашего.